RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

 

Эдуард Якобсон

 

 

 

 Блокада

 

Глава 3. Вода 


Постановлением Военного Совета Ленинградского фронта с 20 ноября 1941 года устанавливалась норма отпуска хлеба для служащих, иждивенцев и детей в 125 граммов.

Именно к этим категориям относились все в нашей семье, а это обуславливало необходимость поиска дополнительных средств выживания. В этом нам, в определенной степени, помог мамин опыт периода Гражданской войны, когда в Петрограде катастрофически не хватало продуктов. Важная роль отводилась воде. Правда, тогда с водой, как вспоминала мама, особых проблем не возникало. В блокадную же зиму 1941/42 г.г. всё выглядело иначе.

С наступлением первых морозов во многих ленинградских домах подача воды прекратилась. Замерзшие и лопнувшие трубы просто отключались. Сил и средств на ремонт не хватало. Беда заключалась ещё и в том, что никто толком не знал, где можно было набрать воду. С ведрами ходили от дома к дому. Было время, когда мы использовали растопленный свежий снег, но от этого вскоре пришлось отказаться. Из ведра снега получалось очень мало воды, а дров на это нужно было перевести много. Они добывались с большим трудом, а другие источники энергии просто отсутствовали. Другая причина отказа от растапливания снега была серьезней - он быстро загрязнялся. С прекращением подачи воды перестала функционировать и канализация. То, что должно было быть в люках, покрывало теперь снег во дворах и улицах. Чем всё это грозило – не  требует пояснений... Устойчивые морозы способствовали предотвращению страшнейших эпидемий. (Только с наступлением весеннего тепла  благодаря героическим усилиям горожан  горы снега и льда с нечистотами были ликвидированы).

Практически самым верным источником водоснабжения оставалась только Нева, но до неё ещё нужно было добраться, а это было не так-то просто. Даже тем, кто жил поблизости, это стоило большого труда. Да и Нева, «одетая в гранит», не очень-то была доступна. В центральной части города далеко не всюду можно было (без угрозы упасть) спуститься к воде, да и пока лед был ещё тонким, это было просто опасно для жизни. Только во второй половине ноября мороз сделал лёд достаточно крепким. Вода стала доступней. Предприимчивые люди (возможно, рыбаки-любители) бурили лунки, некоторые делали проруби ломиками, ну а тот, кто не имел такого инструмента, получал доступ к воде в последнюю очередь. На следующий день приходилось обновлять  замерзшие за ночь проруби. Вода была, но набрать её без проблем не всегда удавалось. Чаще всего воду черпали ковшами или кружками. Это затягивало заполнение ведер или бидонов, которые, как правило, закреплялись на санях. При этом вода проливалась и, замерзая, образовывала вокруг прорубей скользкие горки, усложнявшие процесс. Мокрая одежда на морозе быстро дубела. Ледяная вода обжигала руки...

Мы жили от Невы достаточно близко. Самым удобным выходом к воде был спуск на Мытнинской набережной, в конце Кронверкского проспекта, который в довоенное время использовался для въезда гужевых подвод на замерзшую Неву за льдом, который вырезали и вывозили в ледники продуктовых складов.

 

 

Фото 1. Спуск на

Мытнинской набережной

 

(После реконструкции набережной пандус был заменен ступенями, фото 1). Чаще всего за водой мы отправлялись вместе с братом. На саночках мы везли два ведра, прикрытые полотенцами. Ведра мы привязывали к саням, а полотенца использовали на обратном пути, покрывая ими ведра, что несколько сокращало потери от разлива и разбрызгивания.Улицы, по которым проходил наш путь, были покрыты слоем обледеневшего снега. Нам приходилось пользоватся уже протоптанными тропинками, но если выпадал свежий снег и тропинку заметало, то возникала угроза выбиться из колеи, что могло привести к опрокидыванию саней, а это, особенно на обратном пути, было равноценно катастрофе - разливу с таким трудом добытой воды.

Таким образом мы всегда старались использовать наиболее проторенные пути. Чаще всего мы выходили на набережную по Зоологическому переулку. Тропинка петляла между сугробами, из которых, бывало, торчала рука или нога замерзшего человека. Возможно, он шёл за водой или возвращался... Поначалу было страшно. Постепенно к смертям мы присмотрелись. Смерть была рядом - от голода, бомбежек и обстрелов. Чувства притупились, и на многое мы просто уже перестали обращать внимание. Но не всегда это удавалось. Очень запомнилось мне, как горело шестиэтажное здание общежития ЛГУ, занимавшее целый квартал от проспекта Добролюбова до Мытнинской набережной (здесь проходил наш путь за водой). Казалось, что оно горело всю зиму. Это не был костер, как на «Американских горах» после налета немецкой авиации восьмого сентября. Трудно понять причину, но пламя не охватывало весь дом. «Языки» огня, постепенно перемещаясь по этажам, почередно появлялись то в одном, то в другом оконном проеме. В зимних сумерках это выглядело особенно зловеще. Но зато эти «факелы» освещали нам хоть часть пути.

Вдвоем с заполнением ведер мы управлялись сравнительно быстро, но обратная дорога была сложней. Ведра на обледеневших санях скользили, и их постоянно нужно было поддерживать. Правда, это не всегда помогало, вода стремилась расплескаться даже через полотенца. Иногда мы привозили полупустые ведра, но силенок на повторение поездки уже не хватало.

Как правило, но только при острой необходимости, мы восполняли недостаток воды из другого «источника», который находился на Большом проспекте, у пожарной части. Этот «источник» был даже ближе к нашему дому, но мы им пользовались значительно реже. Здесь лунка была только одна, и к ней почти всегда выстраивалась большая очередь. Ждать долго на морозе было невозможно, да и времени на это уходило не меньше, чем при хождении на Неву. Откуда попадала сюда вода – мы  не знали, но независимо от этого употребляли только кипячёной, как, конечно, и невскую.

 

Фото 2.

Пожарная часть

 

На фото 2 запечатлена эта самая пожарная часть. Кажется чем-то невероятным, что именно здесь, где в настоящее время всё просто забито транспортным потоком, была в толстом слое смерзшегося снега небольшая лунка. И из неё закутанные от мороза до глаз люди, стоя на коленях, черпали воду, эту драгоценную влагу, а за ними стояла или медленно двигалась молчаливая очередь, неразличимая по возрасту и полу. Не помню никакого оживления. Люди, ослабевшие от истощения, стремились не затрачивать энергию даже разговорами. Только изредка безмолвное стояние нарушалось кем-то произносимыми отдельными словами или репликами. Короткий, но жесткий всплеск эмоций возникал только тогда, когда кто-нибудь, более здоровый и наглый, пытался пробиться к воде без очереди.

Еще одно препятствие неизбежно возникало тогда, когда уже доставив воду к дому, оставалось только преодолеть подъем к себе в квартиру. Это было как восхождение на обледеневшую скалу. Подъезд, естественно, не отапливался,  через окна без стекол на площадках и ступенях наметало снег, и пролитая вода превращала ступеньки в ледяной каскад, в котором мы периодически вырубали опорные ячейки. Но в доме-то были мы не одни, и не все это поддерживали.

Нет никаких сомнений в том, что вода была одним из важнейших средств выживания. Мы не смогли бы без неё сварить так называемый «бульон» из столярного клея или размочить прессованный жмых («дуранду»), которые нам удавалось выменивать за семейные реликвии на «толкучке».

Необходимость «добывания» воды заставляла нас двигаться. Это поддерживало нашу волю. Горячее питьё в сочетании с теплом «буржуйки» несомненно помогли нам пережить самый страшный период блокады-несколько месяцев зимы 1941/42 годов.


 20.07.2012   Эдуард Якобсон

 







<< Назад | Прочтено: 279 | Автор: Якобсон Э. |



Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы