RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

 Валентина Андреева (Чирикова)


Грибы
   

Уважаемый читатель, уместен ли будет в моем случае вопрос: "Любите ли Вы грибы?" Уверена, в большинстве своем получу положительный ответ:  "Да, я люблю грибы". И я, Валя Андреева, продолжаю их любить. Но они коварны настолько, что отняли у меня радости прекрасного раннего детства. Предостерегаю всех - будьте с грибами предельно осторожны. Особенно опасны они для детей и людей преклонного возраста.

 

Я пострадала от грибов, стала инвалидом с детства, с 15 лет. И не понимаю, откуда у меня осталась фанатичная любовь к грибам после того, как они отравили всю мою жизнь. Но они такие разные! Их можно варить, жарить, солить, мариновать, сушить. Из них можно готовить супы, печь пироги, жарить с картошкой. Главное, не нарваться на мутанта.


Валя Чирикова, в период развития болезни.
г.Чарджоу. 1980г.

Мне не пришлось ходить в лес по грибы, не испытала, к сожалению, грибной романтики. Родилась в Украине, городе Кривой-Рог, в обыкновенной трудовой семье. Но вскоре после рождения стала жить и по сей день живу в песчаной стране - Туркменистане - одной из самых больших и жарких сковородок Мира. Грибы здесь - большая редкость.
    

Я живу в областном центре в городе Туркменобад (Чарджоу) с родителями и двумя сестрами  - Наташей и Катей.

Чириковы: я с папой Евгением и сестрой Наташей. г.Чарджоу, 1972г.




Моя младшая сестра Катя Чирикова (1год),
Ашхабад. 1975г.





Валя Чирикова и ее команда - друзья по купалке, рыбалке, играм.
  Чарджоу, 1974г.




Мама нежная, добрая, мягкая. По образованию агроном озеленитель. А слово озеленитель говорит само за себя - наш дом благоухал цветами.

 

Моя мама Наумова Света (справа) на первом рабочем месте в лесхозе.

Первым рабочим местом у мамы было железнодорожное лесное хозяйство, занималось оно защитными работами от подвижных песков. Руководил им эвакуированный из блокадного Ленинграда С.Айзенберг, кандидат сельскохозяйственных наук. Наряду с основной работой  занимался  селекцией, созданием новых и улучшением существующих сортов карликовых фруктовых деревьев и виноградников. Урожай  этого сада попадал только на столы высшего руководства республики. После  отъезда ученого в Ленинград и мамы в Чарджоу сад загубили. Энтузиастов заниматься хлопотным непрофильным  делом не нашлось.

Семья Наумовых.
 Слева верхний ряд: дядя Боря (живет в г.Луцке), рядом с ним родители моей мамы Максим Степанович и Анна Филипповна с детьми.
Слева стоят дети: Валя, Света (моя мама), Нина, на ее руках Гала,
пос. Фараб, Туркмения. 1947г.

Лесное хозяйство находилось в трех километрах от поселка. На  первый заработок маме был куплен велосипед. Мало  какая семья в те годы могла себе позволить такую дорогую вещь. Младшая сестра мамы Гала в свои пятнадцать лет не замедлила им похвастаться, взяла его покататься. Кататься надо было у всех на виду, именно там, где могли ее видеть, для этого через железнодорожные пути перейти в центр поселка. На путях стоял товарный поезд. Местные жители, взрослые и дети, зачастую рискуя перелазили под поездом, никто не мог знать когда тронется состав. Гала просунула под поезд велосипед, а потом полезла под него сама, и в этот самый момент состав тронулся. Она выскочила перед колесами, а велосипед зацепился педалью за рельс. Весь товарный поезд проехал по велосипеду. Чудом не случилось крушения поезда.
На радостях, что Гала осталась жива, взбучки ей не было, а мама осталась без так необходимого ей транспорта.

 

Однокурсницы.
В первом ряду слева Наумова Гала (моя тетя),
ниже слева: Айзенберг Люда (сестра директора лесхоза, где работала мама), г.Чарджоу. 1963г.


Профессия таксист не так безоблачна, имеет положительные и отрицательные моменты. Хороша тем, что имеется стабильный доход. Все происходящие события - в ушах таксиста. Но больше - опасного, особенно в ночное время. Отец снимал напряжение вечером перед нерабочим днем. Позволял себе разгрузочные дни. Выпивал сверх нормы. Буянил. Мама старалась в этот день оградить нас от общения с отцом, оправдывала такое его поведение нервным срывом.


Для нас детей было удивлением, что за тридцать лет за рулем не было случаев ДТП, лишения прав. Ни одной жалобы от клиентов. Городские пассажиры, и млад и стар, все его знали как - дядя Женя. Дядя Женя авторитетом был и в автопарке.


В семье ходила то ли шутка, то ли легенда, что в роду отца был знаменитый предок. Когда отец забывался и по-пьяни подпускал бранные словечки, ему напоминали: "Ты же дворянского рода, как себя ведешь." Нам в ответ отпускался весь его бранный запас. Откуда взялась эта легенда, мы не знаем, никого это не интересовало. Эту байку распространил дядя Гена - старший брат моего отца. Интернетом в те далекие годы не пользовались.


Всерьез отец говорил, что его дед, отец и он сам потомственные "паровозники". Он повторял: "К великому не привязывайтесь. Мало ли однофамильцев!" Когда появилась мода на составление фамильного древа, настойчиво упрашивали припомнить семейную историю. В этих откровениях узнали, что родословная  отца начинается с Тульской губернии.

 

Нас это заинтересовало. Племяница - Женя Чирикова, дочь сестры Наташи, училась в  институте г.Тулы и в настоящее время проживает в этом городе.

Ее друзья в архиве нашли герб рода Чириковых. По интернету узнали, что действительно есть знаменитый однофамилец, путешественник-исследователь, капитан-командор Чириков Алексей Ильич. Конечно, приятно.

Герб рода Чириковых.
Обнаружен в Государственном Тульском областном архиве.
     г.Тула.2017г

Начались наши нападки на отца: "Расскажи, да расскажи, что слышал о своих предках." Его рассказ был скупой на события, но одна история нас особенно заинтересовала.


Отец рассказал, что возможно, его Тульские предки жили весьма зажиточно.
В 1935 году прадед Чириков Петр с прабабушкой  собрав свою семью: сына Федора (мой дед), сноху Василису (мою бабушку), внука Геннадия (моего дядю), - перевязал в узлы  небольшой скарб и направился в Узбекистан, в город Термез. Прихватил с собою диван, который был сделан из легкого дерева, красиво инкрустирован, обшит дорогой тканью. Этот диван как диво дивное, не виданное кормил всю семью. Узбеки выстраивались в очередь посидеть на нем, расплачивались хлебом (чореком), фруктами, овощами. С детей плата не бралась.


Прадед планировал  через Афганистан попасть в Иран, но к тому времени власти переход  перекрыли. Тронулись в путь через Туркмению. Диван-кормилец был оставлен родственникам как плата за простой. Временно семья   остановилась в Туркменском Казанджике. Думали временно, а оказалось надолго. В это время перекрыли переход в Иран и через Туркмению.


Прадед и вся  его семья  железнодорожники. В Туркмении железнодорожный транспорт  использовался с 1880года. Для царского правительства Российской Империи железные дороги имели стратегическое значение. В Казанджике находилось локомотивное депо. У железнодорожной станции вырос европейский поселок, в котором жили рабочие и служащие, обслуживающие железную дорогу. 


Члены семьи прадеда оказались ценными специалистами. Мой дед трудился в  депо машинистом паровоза, бабушка-помощником машиниста. В 1937 г.у них родился сын - мой папа, а 1939 - дочка.


Остается загадкой, как можно было прижиться в Казанджике (новое название - Берекет). Что такое Казанджик? Это пыль, пыль, пыль - нескончаемая пыль и неутихающий горячий пустынный ветер. Любой приезжающий за несколько часов становится седым. Нескончаемый ветер высушивает лицо, волосы и наполняет их мелким седым песком. Вода соленая.

По поселку проходит сезонная миграция змей. В этот период они повсюду, в самых неожиданных местах.

    

Пескоукрепительные растения и обитатель пустыни песчаный варан.
Пески Каракумы. 1990г.






Верблюдам  только бы пожевать свежей травки, сочной, зеленой.
"Корабли пустыни" в
песках Каракумы. 2000г.

Прожив в таких условиях долгих пятнадцать лет дедушка с бабушкой уехали на Украину в г.Кривой Рог. Дядя Гена бредил севером, отслужив в армии, обосновался в г.Норильске. Отец, проучившись в Небид - Дагском нефтяном техникуме, приехал в поселок Фараб выискивать и осваивать нефтяные и газовые залежи. Время зря не терял выискал себе знатную невесту - мою маму, Наумову Светлану. Мама  завидная невеста, дочь уважаемого в поселке руководителя хозяйственного подразделения, но бесприданница.


Отец был юморной и хвастунишка, у него необычная манера речи: не определишь то ль шутит, то ли ерничает, где правда, где ложь. Говорил хвастаясь: "Накопал на Фарабских просторах нефть, газ и главное богатство - жену умницу, красавицу, директорскую дочку". Прожили они в браке счастливо, но  любимая мамочка рано ушла из жизни, в 68 лет. Отец тоскует, а мы три дочери, три внучки и внук за него волнуемся. Прошло двенадцать лет, как не стало мамы, а он все эти годы ездит к ней на "свиданку". Тужит, что жена как и в молодости, не подпускает его к себе близко, тянет время.


В период отпусков родители с детьми выезжали за пределы республики. Одна из таких поездок оказалась роковой, как для меня, так и для всей семьи. Я с отцом полетела на Украину на летние каникулы, а он в отпуск. В город моего рождения-Кривой Рог. Отпуск и каникулы провели замечательно. Мы хорошо отдохнули. Пора было собираться домой. В гостях хорошо, но дома лучше. Осталось сходить к родственникам за билетами на самолет. Вылет планировался через Москву до Ашхабада.


Проводить нас в семье у родственников собрались все близкие нам люди. Накрыли "поляну". Я так ждала, когда же пойдем на поляну? Почему так долго сидим за столом? Яств на столе было много. Можно сказать изобилие. Но меня привлекло блюдо с маринованными грибами. Поела их не просто много, а очень много. Что называется дорвалась. Кушала их я не одна, вся компания попробовала. Может быть в том заключается секрет того, что всех отравление сильно не коснулось, что они только пробовали, а я дорвалась, что называется, до бесплатного. Взрослые пропускали по рюмочки, да не по одной, да не по маленькой. А я запивала лимонадом. В итоге своим состоянием испортила и "поляну", и проводы , и затянула отлет домой на десять дней, и жизнь свою испоганила. Думала, наступил мой конец света. Я самый несчастный человечек. Но глубоко ошибалась. Я родилась для того чтобы жить. Трудно, тяжело выкарабкивалась на вершину жизни, но осталась жива. И дала продолжение жизни дочери и сыну, и трем внукам.


Хочу рассказать о своем опыте выздоровления.

Постепенно мне становилось плохо. Появилась резкая боль в животе, диарея, судороги, жар. Папина сестра  по образованию медсестра  оказала первую помощь. До приезда скорой  сделала промывание желудка, уложила в постель, заставила выпить шесть или больше стаканов кипяченой воды. Вода - светло розового цвета, это был раствор марганцовки или марганцовокислый калий. Процедура довольно неприятная, принимать воду надо было мелкими глотками. До прихода врачей сделали внутривенное вливание аскорбиновой кислоты.      


Меня положили в Криворожскую городскую больницу. Помню, что в  больнице в присутствии следователей приходилось много раз рассказывать, какую помощь мне оказывали и в какой последовательности. Каждый  присутствующий в гостях написал объяснительную записку.


Когда отец поднял вопрос о выписке, врачи его предупредили, что отравление может длиться до двадцати дней. Однако отпуск на работе ему продлили на десять дней. Задержка с выходом на работу каралось законом. Кару можно было пережить, но потерять рабочее место  недопустимо. В таксопарке за воротами стояла большая очередь из желающих получить вакантное место, которые  согласны были приплатить за прием на работу, за хорошую машину, за  надежного напарника.


Отец  врачам дал расписку, под его ответственность мне оформили выписку. Мы улетели домой в Туркмению, город Чарджоу, но на этом мои приключения не закончились, они продолжаются и по сей день.

Мой вердикт: не покупайте грибы у незнакомых людей. Это чревато необратимыми процессами. Будьте предельно осторожны с потреблением грибных блюд.  


Я первое сентября вместо школы провела в больничной палате. Состояние ухудшилось настолько, что потребовалось продолжить лечение, но лучше не становилось. Запросили помощи у Ашхабадских родственников посодействовать госпитализации в Ашхабадский институт физиатрии и неврологии. Располагался он в центре города, но в приспособленном помещении. В дальнейшем дополнительно достроили кирпичное двухэтажное здание. Появилась возможность принимать большее количество больных.


Попасть туда на лечение было архи сложно, порою невозможно. Врачи невропатологи являясь хорошими специалистами. При плохом оснащении лечебных отделений медицинской аппаратурой, техникой, медикаментами врачи творили чудеса оздоровления больных. Помню кандидата медицинских наук Бердыклычева А., невропатологов: Захарову Лилию, Стоянову Валентину, - пролечившиеся у них   больные надолго вставали в строй.


С большим трудом  мня удалось положить в стационар, где приняла необходимый, хороший курс лечения. При выписке врачи предупредили о своем бессилии помочь до полного выздоровления, так как требуется серьезная чистка организма и иной метод лечения. Порекомендовали не сдаваться, отвезти меня в Москву, но предупредили, что полные двигательные функции восстановить не удастся. В семью пришла беда, ребенок стал инвалидом. Такое случается. Такое случилось и со мной.


Вместе с  родителями я проявляла удивительную волю к победе над болезнью. Началось "Хождение по мукам". Пришлось столкнуться с непростым процессом преодоления трудностей по выбиванию направления на поездку в лечебное учреждение Москвы.


Выбивалось направление  в прямом смысле. Все обращения родителей в Минздрав ТССР были безуспешны. В кабинетах они натыкались либо на отказы, либо советы лечить меня в республике, так как государство имеет свои хорошо подготовленные кадры.  Друзья советовали  попробовать получить направление  за "мзду", за деньги. Легко сказать "попробовать", сделать сложнее. Кому давать и сколько!  Родителям предстояли и без того большие расходы.


У меня все-таки нашлись покровители в виде двух маминых сестер, моих Ашхабадских тетушек, которые смело шли в бой, преодолевая  мыслимые и немыслимые советские бюрократические барьеры в получении труднодоступного направления на поездку в Москву. Каждая из них, работая в определенных республиканских структурах, обратилась к своим непосредственным  руководителям с просьбой помочь их племяннице, то есть мне, выехать на лечение в Москву.


В итоге советский телефонный  стиль руководства возымел действие. Министру здравоохранения ТССР поступил не один телефонный звонок именно от тех людей, кого он не мог ослушаться. Только тогда Министр посмел дать поручение соответствующему управлению подготовить  необходимые документы и дать направление на мое лечение в учреждениях города Москвы.


Получила выстраданное направление, попала на прием в Московскую больницу им.Боткина, где меня лишь осмотрели, изучили мою историю, провели консультацию и перенаправили в Институт нейрохирургии им. Бурденко. Когда мы на такси подъехали  к институту и мама рассчитывалась за проезд, я, чтобы не упасть, держалась за открытую дверцу машины, водитель  не заметил  меня у открытой дверцы, тронулся с места и протащил меня за собой. На крики мамы сбежался обслуживающий персонал больницы. Я, как пострадавшая на их территории, была принята на стационарное лечение с почетом. В первую очередь сделали рентген. Упала удачно, помогла зимняя одежда. К моим бедам добавились испуг, царапины, ушибы. Одежда испачкалась, местами оборвалась. Таксист, как бы не было беды, быстро скрылся.


В общей сложности  пролечилась в институте им. Бурденко двадцать дней. Прошла эффективный курс лечения, заметно окрепла. Впервые появилась надежда, что жить буду. Перед выпиской получила необходимые рекомендации и настоятельный  совет продолжить лечение и обязательно в Московском институте неврологии.


У моих тетушек начались телефонные переговоры  уже с  властями Союзного  значения, вплоть до приемных Госплана СССР и Верховного Совета СССР. И  когда подключились эти союзные структуры, попала на прием к дежурному врачу из  института неврологии. Мне опять дали только рекомендации,  что делать и как себя вести в плане оздоровления, но обнадежили, что поставят на очередь на лечение, в течение полугода  пришлют приглашение.


Верилось в это с трудом. Но, к большой радости, в 1980году в дни проведения в Москве Летних Олимпийских игр получили приглашение прибыть на лечение. Я и мама 20 июля были в Москве. В дальнейшем приглашение на лечение в этот институт получала  четыре года подряд. Примечательно то, что особенно много больных было из-за рубежа. У меня появилась подружка из Испании Джуана. В первый год лечения она знала и хорошо выговаривала на русском языке одно слово - Валя. Всегда крепко держалась за меня, я молча и сосредоточенно, не упасть бы, кралась по стеночке, шажки короткие, неустойчивые. Джуане казалось, что она мне помогает и поддерживает. Сама же ходила хуже, чем я. Ее родители, наблюдая за нашими отношениями, в последующие годы старались совмещать свой приезд с нашим. Прощались со слезами.

  

В1981 году отцу на работе выдали путевку для поездки в Москву на ВДНХ. Главной целью поездки было посещение меня в больнице.


Мои родители Евгений и Светлана Чириковы (справа) и их друзья на ВДНХ.
Москва, ВДНХ, 1981год.

Кто из больных был постарше  ходили на прогулки за пределы территории больницы. Через лесополосу находилась маленькая конеферма. Меня соблазняли на  вылазки, но врачи строго настрого запрещали покидать территорию. Это расценивалось как нарушение распорядка дня. Старалась его не нарушать, помнила, как мне сложно было попасть в это лечебное заведение. Только пролечившись в нем,  год за годом мне становилось легче. Лечение длилось сорок пять дней. Все дни лечения  получала так необходимый мне церобралезин. Во все годы этот препарат у нас является недоступным дефицитом и дорогостоящим.

 

На пятый год мы сделали попытку попасть в стационар института неврологии без приглашения, но удалось получить только курс лечения на перспективу. Я приехала в Москву не с мамай, которая знала все правила и порядки, а с маминой младшей сестрой, для которой эта поездка со мною была первой. Принял нас заведующий отделением профессор Завалишин С.Т. При попытке угостить его дарами из Туркмении, порвался пакет с гранатами. Гранаты раскатились по большому кабинету. Тетя собирала их, ползая на коленках. В этот момент вошла моя лечащая врач. Увидив такую "картину маслом", смутилась. Профессор поднялся с кресла, улыбнулся, развел руками. И смех и грех. Думаю, что именно эта ситуация повлияла на то, что в дальнейшем ни директор института-академик, ни заведующий отделением-профессор не смогли переломить отрицательный ответ лечащего врача в отношении продолжения моего лечения в стационаре.

На фото - слева тетя Гала (мамина младшая сестра) с моей племяницей Светой.
  г.Ашхабад. 2013г.

Восстановление после тяжелой болезни - период длительный и серьезный. С трудом приходит осознание другой жизни. Болезнь проникла в каждую клеточку моего тела, руки–ноги-пальцы не слушаются, слова произносятся непонятно. Училась ровно стоять, ходить, писать.


Кто-то не хочет знать о чужой беспомощности. Но знать-то надо! Болезнь не наказание, а предупреждение, что здоровье легко потерять. Читала, что некоторые благодарят болезнь: ведь она от чего-то защитила, чему-то научила.

 

По мнению моих заботливых родителей, и моему желанию, я должна была получить образование. Посчитали, что учиться будет комфортнее среди равных мне по физическому состоянию. Такой  техникум для инвалидов нашли в  г.Рязани. Этот город подходил тем, что рядом  в г. Коломне  жила старшая мамина сестра Нина, куда она со своей семьей переехала из Ашхабада. О жизни в России она мечтала с тех самых дней, как 1953 году окончила Московский институт железнодорожного транспорта.

На фото я, Валя Чирикова (справа), с одногруппниками,
г.Рязань. 1982год.

Как ни странно  меня больше страшила встреча с зимними холодами, чем взаимоотношения со студентами. Мучил вопрос, как я переживу зиму? Но все времена года пришлись по душе.

 


На фото слева я, Валя Чирикова, с однокурсницей Жанной С.
г.Рязань.1983г.

Проблему быстро проходящего российского лета решала за счет проведения каникул дома в кругу семьи и с большой радостью осень встречала с  однокурсниками. Осень - это очень красиво. Осенняя хандра не успевала одолеть, как наступала зимняя пора. Приходили первые морозы, первые снежинки. Со временем снега становилось все больше. Зимние каникулы проводила в г.Коломне, в семье у тети Нины.


В первую зиму я прошла крещение зимой. Захотелось мне с девчонками пойти за сладостями в городской магазин. Провалилась в первый же снежный сугроб. Не спасли меня ни шуба, ни сапоги, промокла, замерзла, варежек на мне не было, чудом не отморозила руки. Для меня эта зима оказалась самой холодной. С нетерпением ждала наступления весны, когда хочется  наслаждаться яркими красками, радоваться появлению долгожданного тепла.


Мысль о том, что, среди физически равных мне будет спокойнее, оказалась, частично ошибочной. Среди себе подобных не сразу поняла как правильно  себя вести, не всегда находила нужный тон. Оказалось, что инвалиды с детства или рожденные ими и инвалиды-травматики отличаются  по качеству характера, по отношению к жизни. 


Травматики психологически легче и быстрее ломаются. Некоторые девчата и ребята, не выдерживая испытаний, спиваются. Случается, что здоровые эгоисты, заболевая, становятся обозленными эгоистами. Кто-то слишком эмоционально добивается правды. Рядом с ними находиться сложно всем. Имея  взрывной характер, они сами страдают от своего поведения и в ответ получают неприязненное ожесточение от окружающих, воспринимая это как унижение своего достоинства,  оскорбление личности. Отсюда - недовольство и обида на всех и всю жизнь в целом. 


По большей части люди с инвалидностью не готовы к критике: как так меня отругали, а была бы здоровой, все было бы по-другому. Для некоторых скатиться вниз бывает легче, чем трудиться и подниматься вверх.


Насколько было это в моих силах, я старалась избегать конфликтов с однокурсниками, разойтись по-хорошему, не топать ногами и не затаивать обиду. Пыталась уживаться с  соседками по комнате. Училась жить среди студентов. Я поняла, что могу здесь жить, хочу и буду.


В 1983 году перед новым учебным годом папа приобрел мне и маме путевки в Челябинский санаторий "Еловое", где мы  хорошо  отдохнули.


Я, Валя Чирикова, с мамой на отдыхе

в  санатории"Еловое", г.Челябинск.

1983год.


В техникуме  каждый студент находился под наблюдением опытных врачей. Проводились  лечебные и профилактические мероприятия. Хорошо был оснащен ЛФК.  Имелась возможность совмещать учебу с лечением.


Четыре учебных года пролетели быстро. Когда мне исполнилось 24 года, родители приготовили подарок в виде  путевки в санаторий города Сочи. Здесь я встретила свою любовь, мы поженились. Через год у меня родилась дочь Анна, еще через год - сын Андрей. Меня подкупило  заботливое и внимательное отношение мужа. Его не смущала моя шаткая, неустойчивая походка. 


Поднимать детей помогала вся семья. Сестрички Наталия и Катя  дарили одежду, детские игрушки, баловали сладостями, чему мои дети были несказанно рады. Наташа  закончила Самарский (Куйбышевский) архитектурно-строительный университет. Вернулась домой. В настоящее время она проживает в г. Санкт-Петербурге. 


Три сестры:
Наташа Чирикова, Катя Годецких, Валя Андреева.
г.Чарджоу.2007г.

Катя отучилась в Чарджоуском медицинском училище. Сестренки создали свои семьи, у каждой растут красивые, умные девочки. Нас всех радует Катина внучка Алиана.


Незаметно подросли и мои дети. Сын освоил тонкости компьютерного дела, занялся его техническим ремонтом и обслуживанием, открыл свое дело. Дочь продолжает искать себя, пока не определилась. С ее слов, "находится в творческом поиске". 
Я с 18 лет не избегала никакой работы, брала работу на дом, была техничкой в школе, долгое время работала в обществе инвалидов в г.Туркменабаде. По заказам предприятий общество занималось обмоткой электромоторов.

 

Диагноз моего заболевания рассеянный склероз. Зачастую больные с таким диагнозом приходят в отчаяние. У меня опасных мыслей сдаться и прекратить борьбу за жизнь не появлялось.  Рядом со мной всегда находятся родные, готовые подставить плечо, вселить веру в будущее, и поэтому приходят только благие помыслы, что сдаваться не стоит.


Обычно родители детей-инвалидов расходятся, мои родители не развелись, моя болезнь их  крепче сплотила, укрепила  союз. Рядом со мной любимые сестренки - Наташа и Катя, их дети - Женя Чирикова и Светлана Годецких, мои дети - Анна и Андрей, его жена Татьяна, внуки - мои соколята: Никита (7лет), Даниил (5 лет), Кирилл (4й год). Все они окружают меня заботой и вниманием. Через эти воспоминания я  выражаю моим дорогим родным свою благодарность.


На фото семья Вали Чириковой.

Слева от Вали: Таня, Андрей и их дети Кирил и Даниил Андреевы; Дочь Анна и ее сын Косарев Никита.
Туркменабад(Чарджоу), 2017г.

 





На фото справа: на переднем плане я, Валя Андреева с внуком Никитой, на заднем плане сестра Катя Годецких и Рязаев Фархат Алиевич, муж сестры Наташи.

По местным обычаям отмечали 40 дней со дня рождения Катиной внучки Алианы. г.Туркменабад, 2017г.

 

На фото племяница Света Годецких с дочкой и я, Валя Андреева.
  г.Туркменабад.2017г.


Не ошибусь, если скажу, что желание сохранить здоровье, достичь долголетия - естественное состояние каждого человека. Я с молодости не разрушаю себя пагубными привычками.  Не забываю  о духовной составляющей. Для меня важным является соблюдение Божьих заповедей, вера в Бога. Пример для меня Николас Вуйчич, который, не имея рук, ног, через слово Божие узнал правду о цели своей жизни. Он не может пожать никому руку - он обнимает людей, обнял  более 18000 человек


Я с трудом, но привыкла к жалостливым взглядам, научилась не обращать внимания на то, что говорят за моей спиной. Бывают случаи, что некоторые здоровые люди, быстро пройдя мимо, оборачиваются и говорят: "Молодая, а напилась так, что качается".

Для того чтобы в мою сторону меньше показывали пальцем, поняла, как важно мне быть ухоженной, аккуратной, по возможности удобно, красиво одетой и даже модно. И мне это нравиться и у меня есть желание людям нравиться. Ведь ничего на свете нам не хочется больше, чем быть "нормальными", как все.


С отцом моих детей нас разделила независимость республики (1991г.)  Муж уехал в Россию - присмотреть место для переезда на постоянное жительство. Вернуться в семью не смог. Для него граница закрылась, он не являлся гражданином Туркменистана. Меня с детьми в Россию родители не отпустили, так как, по их мнению, мне было бы трудно вести домашнее хозяйство, поднимать детей. Уехать одной, оставить детей, я не согласилась. Таким образом наша семья оказалась в разных государствах, по разные стороны баррикад.

 

Я рано  поняла как надо ценить жизнь, не опускать руки. Продолжаю  радоваться каждому новому дню. Постоянные занятия здоровьем не дают быстрого эффекта, но у меня и мысли нет, что я и мои родные сдадимся. С возрастом остроты переживаний, связанных с болезнью и инвалидностью, что жизнь сложилась  так, а не иначе, поубавилось. Поняла, что таким, как мы, солнце не светит иначе.

На свадебном фото моей дочери Анны все члены клана Чириковых.

Справа вторая - я, Валя Андреева (Чирикова), уже теща.
г.Туркменабад (Чарджоу), 2010г.

На этом фото: счастливая пара Андреевых после  регистрации брака,

сын Андрей и его жена Таня. А я, Валя Андреева (Чирикова), уже свекровь.

г.Ашхабад, 2013г.


Вообще, мужество, сила духа и красота отдельных инвалидов поражает. Невзирая ни на что, целеустремленные, активные и любящие жизнь инвалиды порою достигают колоссальных успехов и являются примером для равнения на них более здоровых людей, стремления быть такими же мужественными. Например, как обойти вниманием спортивные успехи паралимпийцев. Как не сказать с восхищением об их успехах и  грандиозных победах в Пхенчхане, где они, преодолев испытания, завоевали 24 медали, из них 8 золотых.


Если после прочтения моих воспоминаний хоть один человек переосмыслит свою жизнь, я буду рада тому, что мои воспоминания написаны не зря. Не судите строго за  язык написания, сбивчивость хода мыслей, простой стиль моих воспоминаний.  Надеюсь на тех читателей, которые способны дать полезный совет и поддержать добрым словом, а не навести критику и высмеять. Извините, но недоброго я за свою жизнь наслышалась с избытком и вдоволь.


Размещаю свои фотографии, на которых моя жизнь, история моей семьи, моего поколения.


Выражаю особую благодарность уважаемому Гольдштейну Михаилу Иосифовичу, за подсказку написать воспоминания о моей, думаю, поучительной истории, о том как родители  из простой трудовой семьи, из далекого туркменского городка, преодолевая возможные и невозможные моральные, физические и материальные трудности боролись за жизнь своей дочери и вышли победителями. Я же смогла найти в себе силы и продолжила свой род. Михаил Иосифович любезно согласился оказать помощь и в публикации моих воспоминаний.


     С уважением!
Валя Андреева (Чирикова)
        2018год.





<< Назад | Прочтено: 116 | Автор: Андреева (Чирикова) В. |



Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы