RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

 Ефим Кнафельман

КАЛЕЙДОСКОП

 

«Есть только миг между прошлым и будущим» - 

хорошая эпитафия!

 

Мне посчастливилось родиться  в городе,  который  дал  миру изобретателя противогаза академика Николая Зелинского, художника-авангардиста и лидера лучизма Михаила Ларионова (будущего супруга и соратника Натальи Гончаровой) и прекрасного комедийного актёра Андрея Тутышкина. Вы уже догадались – ЭТО  ТИРАСПОЛЬ. В последний момент успел вцепиться в гриву Льва. Под его знаком и проходит мой жизненный путь.


В пять лет родители отдали меня в руки Наума Пропищана – прекрасного скрипача школы Петра Соломоновича  Столярского. С тех пор «скрипочка» часто сопровождала меня, дополняя пятую графу. В детстве был свидетелем кишинёвского землетрясения и начала ВОВ. В эвакуации жил в Алма-Ата. Наталья Ильинична Сац, которая вела драмкружок во Дворце пионеров, особых талантов актёрских у меня не обнаружила. Хотя в активе имел массовку в фильме «Иван Грозный» и в опере «Декабристы» Мариинского театра.


Дети войны.

С моей сестрой Ритой.



Вопреки желаниям родителей поступил в престижное Военно-Морское Инженерное Высшее заведение, которое находилось в Лениградском Адмиралтействе.  22 КАЛЕНДАРНЫХ ГОДА не покидал подводную лодку, на которой совершил 17 автономных походов, и которая по американской классификации имеет название моего любимого напитка – «WHISKEY». Это мой единственный рекорд-абсурд, не вошедший в книгу Гиннесса. После «всплытия» оказал помощь Рижской Киностудии в создании десяти художественных фильмов. Десять лет счастливой творческой жизни в кинопутешествии перед выездом на ПМЖ в USA. 


В разные годы службы в ВМФ 


 MEMORY

Две памятные даты в этом году – 65 лет со дня основания в Севастополе Военно-Морского инженерного Училища подводного плавания и 60-летие первого выпуска.

Дорогие оставшиеся коллеги по выпуску 1956 года, и те, которых уже нет с нами! Как когда-то точно заметил большой поэт-маринист Григорий Поженян, «ТЕХ, КТО ПОГИБЛИ,  СЧИТАЮ ХРАБРЕЕ!» Поэтому с вашего одобрения хотелось бы первым делом поимённо молча помянуть каждого в отдельности.


Есть такое поверие, что на Небесах стоят и ждут с протянутой рюмкой, а может, и с гранённым стаканом, наши ребята, с которыми мы делили не только шесть лет учёбы, с надеждой, что мы их не забываем! Ведь наливают только тем, которых на поверке вызывают. Носовые платки придётся вытащить. И все вместе помолчим.


«У каждого свои пути. Своих сомнений нить!»  Если кто-то ещё сомневался во мне, считая мою карьеру как подводника не состоявшейся, то постараюсь разубедить в этом.  22 года, проведенных в прочном корпусе, закалили мою волю и пока ещё оставили на голове волосяной покров, ясность ума и памяти. Слава Б-ГУ!  17 дальних автономных походов удовлетворили полностью моё любопытство во многих областях познания жизни. Да, 17 не только походов, но и лет, проведенных в одном почётном звании – капитана 3 ранга!


Эпитафия может выглядеть лаконично – «ПРОШЁЛ славный путь от курсанта и т.д... И выжил не благодаря, а вопреки!»


Правда, была попытка попасть в книгу рекордов Гиннесса по статье «На глубине 100 метров, при влажности 91% и температуре в отсеке – 37°C; при содержании углекислоты 1,3% инженер-механик на скрипке производства смоленского комбината глухонемых  исполнил «ПОЭМУ»  Зденко Фибиха. Любимое  произведение вождя пролетариата В.И. Ленина-Ульянова».


Но, как в старом анекдоте, «Вы знаете – Рабиновича списали с подводной лодки в кавалерию – Почему??? – На ночь он любил открывать форточки!!!»


Так вот СУДЬБА сделала поворот – «ВСЕ ВДРУГ!» И я из одного «балагана» (подводного) попал в другой – с прекрасными окнами в мир кино. Это счастливое (подаренное тем, кто управляет моей судьбой)  десятилетнее служение на незабываемой Рижской Киностудии. Трофеи оказались убедительными – 10 художественных фильмов в качестве продюсера.


Желание открыть Америку и повторить подвиг Колумба не руководило мною при переезде на новое ПМЖ. Единственно могу сказать, что изжога, которая «мучила»  меня не только по ночам, в Штатах исчезла окончательно. До сих пор это остаётся загадкой для меня.


После постыдной проверки на Шереметьевской таможне с полным показом своего обнажённого тела меня отпустили в длительное плавание по многим странам, которые когда-то наблюдал в командирский перископ без права схода на берег.


Первым делом на новом месте я постарался забыть, каких «высот» достиг в прошлой жизни. Начал с чистого листа на чистой простыне. Когда-то мне добрые люди, провожая в океанские дали, желали «НИ ПУХА, НИ ПЕРА!» И они знали, куда и на что посылать! Вместо дизеля и операторского крана я освоил и производство подушек с одеялами, создающих комфорт и как-то неубедительно продлевающих  мою интимную жизнь. Так что к прощальному «Спи спокойно, наш боевой товарищ!» подушку и одеяло для вечных сновидений подготовил. Правда, «самому при этом мероприятии особого желания присутствовать  - не имею».


Прошу прощения, что утомил всех вас, мои дорогие одноРОТники, своими жизненными девиациями. В конце хочется сказать словами классика американского кино Вуди Аллена: «Не старость является признаком зрелости возраста, а способность не растеряться, проснувшись на оживлённой улице многолюдного города  в нижнем белье!»


Ещё раз – с юбилеями!!! Всем много здоровья, ещё немного удачи и отпущенного счастья для близких и дорогих вам людей! 

И, как принято у евреев, – «ДО 120!» Каждому в отдельности.

Всегда с уважением и любовью!

Далёкий, но близкий друг Ефим Кнафельман. 3-й  взвод. Первый выпуск.  


Наш 3 класс перед поездкой в Севастополь.


SHYPS  &  ROSES
 

Вчера не случайно посетил Kings Bay Brooklyn Public Library, где анонс возвещал о концерте дуэта сопран с привлекательной вывеской «Shyps & Roses». Далее следовало объяснение, что нам предстоит окунуться в Праздник музыки со всего мира. Я не мог отказать себе в участии в этом празднике.  На то были свои причины. Китайцы говорят, что три вещи никогда не возвращаются обратно – время, слово и возможность. Решил сделать попытку, ибо в последний раз слушал вокальный дуэт сопрано в далёком 1953 году при интересных обстоятельствах. Мой друг Павел Кравецкий  пригласил на свой консерваторский экзамен, где он исполнял роль Онегина, в оперную студию, которая соседствовала с Мариинским театром. Запомнились сцена дуэли, когда у Павла-Онегина почему-то выпал из рук пистолет, прекрасное звучание  сопрановского женского дуэтного вокала и участием приглашённой уже состоявшейся оперной солистки под красивой фамилией Сераль. Кроме прекрасного голоса она выделялась из всей артистической труппы  своими внушительными формами. 


Нам представили двух очаровательных дам, которые могли бы совмещать вокал с показом мод. Хороший вкус предполагает и соответствующий голос. Они вдвоём уже составляли ансамбль. Мне фамилия Ольги напоминала о прошлой службе на кораблях. Хорошо, когда под рукой есть всевидящее око Интернета, которое раскрыло, что «шипс» – это у кабардинцев любимый соус «бешамель».  Далее мои исследования привели к тому, что Одесскую консерваторию  прославила Ольга Благовидова – преподаватель вокала таким известным певцам, как Николай Огренич и Бэлла Руденко. И, может быть, было только совпадение, что ректор этой музыкальной Академии носил такую же редкую фамилию, как Шип! Ещё девушки не приступили к пению, а я понял, что перед нами группа страстных классически обученных музыкантов. Роза воспитана была под узбекским солнцем, но музыкально-вокальной грамоте была обучена в Манхэттенской Высшей Школе. В  своём активе они имели 3 место в конкурсе, посвящённом годовщине катастрофического цунами в Фукусиме.  Особую любовь певицы проявляют к библиотекам Нью-Йорка, где дают бесплатные концерты. И вот такой концерт и посетил член дружеского семейства ФБ. Жаль, что мой неожиданный восторг могу разделить только сейчас, в этой заметке. Звучали мелодии Вивальди, Бриттена и народные украинские, белорусские, посвящённые рождественским праздникам. Другой тематикой выделялась исполненная на иврите «Artzu Alinu». Приятным сюрпризом стала поддержка зала пением этой известной мелодии. В концерте принимала участие своим детским голосом Дарья, дочь Ольги Шип. Успех концерта разделила и аккомпаниатор Карина Азатьян. От имени нашего сообщества я выразил признательность за доставленное удовольствие. На какой-то момент вернул то время, когда так прекрасно звучал дуэт сестёр из «Евгения Онегина». Сейчас уже другие времена и совершенно другой «Онегин».

Отдельная благодарность милой Лиане Алавердовой, организовавшей это увлекательное путешествие в мир музыки.  


Дуэт сопрано

  

P.S. Несколько слов о Павле Кравецком: он не стал оперным певцом, но ленинградцам был хорошо знаком его приятный баритон. Его часто приглашали композиторы  В.Баснер, В.Соловьёв-Седой, Н.Петров и  А.Колкер озвучивать их мелодии в фильмах. Был забавный неслучайный эпизод из жизни популярных певцов. Как же без всеядного Иосифа? Так вот, вру как очевидец, с подачи участника: был первый конкурс советской песни, где в финале сразились три еврейских «богатыря» песни – Кобзон, Вадим Мулерман и мой Павлик Кравецкий. Большая конкуренция мешала тому, кто пел «А Ленин - всегда молодой». И вот во время исполнения песни Кравецким исчезает свет в зале и на сцене. Евреям не привыкать петь в темноте, и Павел занял почётное 3 место. С этим местом он прилетел в Израиль для того, чтобы спеть того скрипача, который и на крыше чувствовал себя комфортно. 

 

ПАНТОМИМА  И  КИСТЬ.

Вчера убедился в правоте поговорки «Нельзя хотеть, ничего не делая». Достойные джентльмены нашей Семьи на ФБ – Александр Дронов и Григорий Гуревич – постарались первое заседание Русского Культурного Клуба провести с желанием нас удивить. И им это удалось в полной мере. Нас было мало, но я из своих старых запасов раздал тельняшки, так что только у большевиков количество переходило в качество. В первом акте слово и дело было предоставлено режиссёру, актёру, миму, скульптору, художнику, фотографу и просто доброму человеку Григорию Гуревичу. Идя на эту встречу, я, конечно, проявил любопытство к страницам в Интернете. Многое узнал о человеке, с которым виртуально познакомился только недавно, к большому сожалению. Советую заглянуть на эти страницы, которые не дают полного впечатления, как вчерашнее общение в живую. Первым делом перед нами выступил настоящий волшебник с запатентованной книгой-трансформером. Думаю, что это действо было не менее увлекательно, чем  «кубик Рубика». Я уже не говорю о тех красавицах, которые смотрели на нас в этом калейдоскопе. Что бросилось мне в глаза – элегантность этого уже не юноши. Она присутствовала во всём, что делал наш Григорий и к чему прикасался. Чудом сохранившаяся плёнка с выступлением учеников театра пантомимы напомнила о не самых лёгких страницах в жизни этого мастера. В этой короткой заметке не буду перечислять его встречи с прославленными Марселем Марсо и Аркадием Райкиным. Единственное, что отмечу – ту щедрость, чисто человеческую, которую актёр пародий мог бы позаимствовать у нашего художника. Расставание с Райкиным было предопределено, как и в судьбе М.Жванецкого с одесскими друзьями, ушедшими по этим же соображениям. Спектакль продолжался этюдами с масками и с «упрямым зонтом». Писать об этом глупо – это надо было видеть. Все были охвачены каким-то непередаваемым восторгом от того, что происходило на  маленьком пространстве, отданном пантомиме. Я достаточно древний по возрасту, но рядом со мной сидела милая женщина, которая в прошлом могла быть пионервожатой у меня. Она, наверное, давно так не смеялась. Все лица светились радостно и с большой благодарностью за импровизации под музыку Жарра. Особенно я был приятно удивлён джазовым вектором Григория! На таллиннском Фестивале, который состоялся раньше, чем Ньюпортский, и на который был приглашён Уиллис Конновер, выступил с трио Юрия Вахирева и наш мастер пантомимы. Думаю, что это был единственный эксперимент в джазовом мире. Не судьба, что в 1967 году в Таллинне мы не встретились. Через 49 лет эта встреча произошла.     


Мим и художник Григорий Гуревич 



         

Во втором отделении ироничный и с большим запасом юмора профессиональный адвокат и чтец-декламатор и просто интересный мужчина Александр Дронов позабавил нас рассказом Дины Рубиной. Давно так не смеялся. Была создана атмосфера с самаркандским воздухом и местным языком. Но меня больше поразили стихи эмигранта, взявшего испанский псевдоним. Они могли украсить и дополнить не очень большой список стихов поэтов «Серебряного века». Прекрасным финалом - контрапунктом нашего первого заседания стали афоризмы этого удивительного поэта, о котором только сейчас и узнал. Большой поклон устроителям и ведущим. До следующих встреч!

 

Саша Дронов и Григорий Гуревич




ВИКТОР  и  ВИКТОРИЯ         

«Чайка смело пролетела над седой волной» – так пелось в любимой мною песне далёкого детства из фильма «Дочь моряка». Этот фильм дал мне ещё и слоган по жизни: «Моряки об этом не грустят!».


Прекрасно организованный вечер, посвящённый Сергею Довлатову, для меня закончился сюрпризом от Руслана Хаина – виртуозного исполнителя на контрабасе в престижных джазовых составах. Он представил меня своей очаровательной супруге Виктории. В очередной раз я убедился в тесноте нашего мира, включая и мир подводный. С её дедушкой – красавцем -  Виктором я был хорошо знаком по общей службе на подводных лодках в дивизии, которая базировалась в г.Лиепая. Он был на 341, а я на 343 лодках по тактическим номерам. Моя лодка была даже героем фильма «Командир «Счастливой Щуки». Может быть, тогда свыше был дан сигнал, что путь в кинематограф мне уже заказан. У нас с Виктором был общий друг – Юрий Федюнькин. Он упомянут мною в заметке о Рыцаре и Генерале. К сожалению, сейчас уже нет среди нас ни Виктора Савельевича, ни Юрия Ивановича. Виктор в конце службы достиг звания вице-адмирала, занимая высокий пост в Главном Штабе ВМФ.


«Ходили мы походами в далёкие края..!» – эта песня автора «Севастопольского вальса» про нас. Иногда, когда редко выпадало совместное свободное время, встречались в Доме Офицеров. Ему нравились несколько популярных джазовых мелодий в моём любительском исполнении на рояле. Виктор очень бросался в глаза своей статью и выправкой. Не зря его фото, запечатлевшее моряка у командирского перископа, обошло всё пространство необъятной страны! Думаю, что Викина бабушка может рассказать о том впечатлении, которое производил дедушка тогда. 

 

Виктор выходит в атаку 



Твой отец, Олег Викторович, подхватил эстафету и тоже стал подводником и руководителем большого соединения. Наступил момент, когда пришло время и про тебя создать фильм, назвав его «Дочь и внучка моряков-подводников».  Большой поклон бабушке от меня и, как у нас, евреев, принято – до 120!

 

 НАДЕЖДЕ  с надеждой

Милая Надежда Вадимовна! Хотел обратиться только по имени, имея возрастное право, но решил именно в этом послании выбрать такую форму.


Я нахожусь всё в ожидании, когда у Вас появится желание и Вы сделаете то, что у Вас хорошо получается (когда хотите!) – располагать к себе людей! Со мной это случилось давным-давно, в период, когда Ваша привлекательность начала только распускаться. Нас познакомил в Доме Творчества мой старший друг и наставник, хороший поэт Григорий Поженян. Был рад Вашей новомирской победе с «Прекрасной Еленой». Так случилось, что с этим именем многое хорошее связано в моей жизни. Личной! У нас с Вами нашлась одна общая область, где теряем комфортность бытия – это несчастная клаустрофобия. Я её поборол, так как другого пути не было: вся жизнь в прочном корпусе подводной лодки и по принципу «similiasimilibuscurantur» (подобное лечится подобным). Так мне объясняла первокурсница «меда», изучая латынь. Обратился к Вам я в качестве друга по ФБуку, чтобы получить совет для начинающего графомана. В память о погибшем друге, подводнике Славе Колпакове хочу написать воспоминания о Суурупской трагедии. К сожалению, это оказалось не Вашей темой. Вы посоветовали попытаться самому решить эту проблему, сказав, что верите в мои способности. Надежда на положительный исход не имеет желания умирать. Кажется, у меня что-то начинает получаться.

 

 

 

Не собираетесь ли с супругом в Н.-Й.? Пригласил бы к себе на обед. Все прежние восхитительные переживания сублимировались в приготовлении пищи. Но я ещё не «гурмэ». Только учусь! Добился местной популярности в приготовлении борща (без участия

мяса). Тем самым поддержал традицию: ведь первые приехавшие евреи из России привезли американцам борщ. Даже место в Катскильских горах называют «борщевым».

 


Кто создавал Ваше фото? Там многое схвачено из мелочей, которые характеризуют Вас. Вспомнил, что недавно был повод поздравить Вашего супруга и Вас. Никогда не поздно повторить, что и делаю. Всех благ и удачи! Всегда! Ваш Ефим.


Належда Кожевникова


Да, Ефим, трагедия, вот и напишите, вы должны и сумеете!   НАДЕЖДА КОЖЕВНИКОВА.


 

БОРИС  КУЗНЕЦОВ

Дорогой Борис Абрамович! Принципиально не употребляю Авраамович. Есть такая актриса Быстрицкая, которая надеется, что свидетели её постыдной подписи вместе со вторым героем Давидом Драгунским уже ушли в мир иной. Она стыдилась своего еврейства и надеялась, что Авраамович её защитит и оправдает в глазах поклонников. Я помню её хорошо по Рижскому взморью, где она со своим супругом (большим госфункционером) прогуливались в обществе дочери Косыгина, Аркадия Райкина (которому хватило смелости не подписать тот пасквиль). К чему это я сейчас выступаю? А потому, что знаю цену Вашего подвига и всё, что связано с трагедией «Курска». Не мне – живому свидетелю гибели «М-200» – объяснять, во что обходится правда и память о погибших. Иногда гражданский подвиг стоит наряду с боевым! Вы ещё до гибели лодки проявили лично ко мне профессиональное внимание и заинтересованность, когда коснулось получения заслуженной пенсии от государства, которому я отдал 28 лет тяжёлой службы. Из них непосредственно 22 года на лодках, которые случайно не потонули. 


Была Ваша реплика в ФБ по поводу фамилии КУЗНЕЦОВ на борту российского корабля, который идёт на боевую службу в Средиземное море. Я написал: «Борис! Ты не прав!», позаимствовав эту известную Горбачевскую фразу. Кто-то постарался её снять. Я встал на защиту Николая Герасимовича, память о котором на флоте ещё жива, пока моё поколение не ушло. Не забуду, когда деспотичный маршал Жуков разжаловал его на 3 ступени за то, что он, якобы, продал секреты старых торпед англичанам. Он противился отдавать ношение кортика пехоте и многое другое, забыв, что Кузнецов был единственным, кто привёл в боевую готовность ФЛОТ перед войной.  


Николай Герасимович Кузнецов


Горжусь, что на самодеятельном смотре ВМУЗОВ за исполнение «Чардаша Монти» получил грамоту лично от него. Храню её бережно. И, конечно, не забыть этого Героя Испании (он получил вместе с Египко звание Героя, его там звали Николо Лепанто) на свадьбе его сына Александра. Прекрасная фамилия и со временем будет, надеюсь, звучать как уникальный Кузнецовский фарфор. Несите гордо её.

 Всегда! Ваш Е.К.

 

 МИФ  ОБ  «АТАКЕ ВЕКА» 

 Начальником нашего курса подводников был капитан 1 ранга Борис Андрюк, служивший во время В.О.В. флагманским инженер-механиком бригады, где своими подвигами прославился легендарный командир «С-13» – Александр Иванович Маринеско. После сдачи экзаменов перед отправкой на морскую практику нам предоставили два дня, свободных от учёбы и вахты. В это же время в 1-ом Балтийском состоялся первый выпуск. В числе получивших две звёздочки на погонах и заветный кортик были Слава Колпаков и Виктор Конецкий. Уже потом Виктор Викторович произнесёт фразу, ставшую жизненным лейтмотивом целого поколения моряков: «Никто пути пройденного у нас не отберёт!». Бывшие Балтийцы отправились к месту службы, а нас добровольно-принудительно Борис Андрюк попросил помочь в благоустройстве запущенного жилища бывшего командира «С-13». Убогое зрелище ожидало нас. Не хотелось верить, что это обиталище принадлежит человеку, прошедшему всю войну в стальном корпусе командиром подводной лодки и сумевшему потопить вражеских судов в сумме водоизмещением в 52884 тонны. Для всех нас, будущих подводников, он был живой легендой, мифы о котором передавались в разных вариациях. С одной из них пришлось мне столкнуться в городке Болдерая, где я заканчивал свою службу в должности, с которой 22 года начинал, встретив на пирсе Славу Колпакова и его лодку под названием «Месть».


На камвольном комбинате, где лабораторией колористики заведовала моя супруга Эстер, одним из мастеров был некто Ефременков, который при близком знакомстве оказался бывшим старшим помощником командира «С-13». При первой с ним встрече я решил не тормошить его воспоминаний. Они не всегда вызывают восторг у рассказчика. Единственный путь оставался: не торопить событий и ждать удобного стечения обстоятельств для выхода на «боевой» курс в торпедной атаке. Случай представился, и я стал свидетелем совершенно другого эпизода потопления госпитального судна «Вильгельм Густлов». Не мне судить о правдивости этого события со слов очевидца и по сути давшего команду «ПЛИ!». На памяти был со мной анекдотический эпизод, когда впервые из центрального поста передавал команду в торпедный отсек, ошибочно вместо «Пли!» передал команду «Огонь!». Вызвал взрыв смеха. 

Из услышанного мною откровения выходило всё наоборот: Александр Иванович Маринеско в нетрезвом виде (это состояние его часто посещало) лежал на койке в своей командирской каюте и оттуда корректировал правильность команд, которые тонули в общем шуме корабля.


Александр Маринеско


Много противоречивых выводов я слышал по поводу этой «атаки века», как некоторые историки преподносили её. Но существуют ещё и немецкие документы, которые педантично всё фиксировали. Финал этого похода красочно описан в повести о друге «Капитан дальнего плавания» Александра Крона. Этой книгой он завершил и свой жизненный путь – прекрасного флотского писателя и просто доброго человека.

 

ПАМЯТИ МОИХ ШКОЛЬНЫХ ДРУЗЕЙ


Лично для меня карьера морского офицера могла «скончаться» в первое же моё увольнение в город Ленинград после 3-месячного пребывания в «карантине» кандидатского испытания в местечке Смолячково.

Впервые нацепив холодное оружие – палаш – я с надеждой на сбор большого урожая улыбок и заманчивых предложений со стороны идущих навстречу моей персоне милых девушек направился к общежитию Педагогического института им. Герцена. Хотелось встретиться и поделиться возникшими сомнениями по поводу выбранного мною пути с Аликом Горловским – сыном моего школьного педагога по русской литературе Евгении Павловны. Иначе, как «нищие духом», мы ею не были отмечены в процессе учёбы. Правда, результаты постепенного повышения наших познаний в литературе сказались на экзаменах аттестата зрелости. Ниже оценки «хорошо» границы не перешли.


Она сама была живой легендой, знавшей лично Владимира Маяковского и Марину Цветаеву, Анну Ахматову и Виктора Шкловского. Была вхожа в дом Николая Бухарина и Надежды Крупской. Её супруг Самуил Горловский был основателем филологического факультета МГУ, получившим в 37-м году 10 лет без права переписки. Она так и не узнала, где он захоронен. С её удачливым и воспитанным сыном мы сблизились, проводя длительное время в читальном зале юношеской библиотеки. В то время у нас были разные литературные предпочтения: Алик любил Диккенса и Шекспира, мои привязанности были связаны с Жюлем Верном. Я наперегонки одолел  его 54 романа. Но в одном мы были едины: нам нравилась девочка по имени Люба, которая об этом и не догадывалась, так как была избалована вниманием многих кишинёвских юношей. Мой друг ещё по детскому садику, Шурик Зейликович, первоклассный скрипач и шахматист, советовался со мной: не выбрать ли место объяснения в любви на городском кладбище. Подумав, мы этот вариант исключили, как и саму форму признания.


Друг детства Шурик Зейликович



Так Любовь Верная – Коган (в девичестве) дважды меняла фамилию, остановившись на Коржавиной. Недавно по телевидению она промелькнула рядом со своим супругом Наумом. Привлекательность с годами меняет свой знак, да и количество свидетелей былых шалостей постепенно убывает, к большому сожалению. Алик был старше на два года и, получив золотую медаль, сорвался в Ленинград. С ним мне так и не суждено было встретиться. Пропускной режим в общежитии был суровым и оскорбительным испытанием для всех, включая и прописанных временно студентов.   

 

Алик Горловский


Через некоторое время спустя прибежал комендант, весь вид которого не вызывал сомнений в том, что в месячной «получке» он расписывался за два ведомства. До сих пор не могу понять, почему он меня не «сдал». Повод был, так как я проявил интерес к уже осужденному по 58 статье  бывшему студенту филфака А.Горловскому, организовавшему кружок по изучению словесности. Вот такая невинная забава! Тут ему и припомнили отца и не забыли мать. Во время поселения в Караганде он заочно получил «красный» диплом МГУ по филологии. Смерть «вождя»  сын «врага народа» приветствовал. Часто потом в журнале «Смена» я встречал его прекрасные статьи, чтение которых невольно возвращало меня в читальный зал юношеской библиотеки, в давно покинутые места, где уже зарождалась грусть. А когда-то лучшего места встречи нельзя было придумать! 50-й год дал хорошие «всходы» мужской поросли выпускников кишинёвских школ. Как не вспомнить  Гришу Квасова и Володю Марчука, Марика Ткачёва и Моню Нусимовича, Юлика Учителя и Мику Товстых! И, конечно, талантливого самородка-режиссёра с юридическим образованием Феликса Бермана. Он всегда мечтал, чтобы люди соединялись только в любви к искусству, где нет прописки. Он учился вместе с Эфросом, был его близким другом и единомышленником в творчестве. Но он не был востребован властью, особенно после нашумевшей постановки «Теней» по Салтыкову-Щедрину, после которой ему было запрещено приближаться к Москве, Ленинграду и Киеву. Но большая благодарная провинциальная аудитория носила на руках несколько грузное тело Феликса Соломоновича. Умер режиссёр 9 мая 2001 года и захоронен на НОВОДЕВИЧЬЕМ. Без званий. Без наград. До последней секунды жизни – режиссёр. До последней капли крови, как бы сказали во время войны. Он жил в наше время и отдал жизнь театру.  


Феликс Берман


С Аликом Горловским мы встретились наконец-то после его выступления перед большой аудиторией в Риге. От него исходил такой импульс обаяния и доброжелательности, КОТОРЫЙ ПРИТЯГИВАЛ ЛЮДЕЙ! А как он читал! Это была не лекция, а театр одного актёра!


Мы с трудом узнали друг друга. Мне повезло: он был один в моём распоряжении. Осень в Юрмале располагает к воспоминаниям, которых нельзя было остановить. Он много говорил о своей супруге – потомственной донской казачке. Алик себя называл «еврейским казаком». Я напомнил ему, что он не одинок: во время войны гремело имя командира казачьего корпуса Героя Доватора, которому «пятая графа» не помешала сидеть в седле. Вспомнили и Евгению Павловну, его маму и моего главного учителя, который отнял у моего «духа» «нищету».

 

ПАМЯТИ ВАЛЕРИЯ САБЛИНА

 Ещё один юбилей в этом ноябре. 41 год миновал после претворения в жизнь режиссёрского сценария «Броненосец Потёмкин» в том же столетии – 70 лет спустя». В конце своей службы на подводных лодках я оказался в эпицентре этих революционных событий. По традиции на Октябрьские праздники в Риге на Даугаве выстраивались боевые корабли, чтобы продемонстрировать прибалтийцам свои былые мускулы и мощь. Наша подводная лодка стояла на «бочках» впереди БПК (большой противолодочный корабль) «Сторожевой». Если бы в последний момент не дрогнул от прилива партийной совести секретарь партбюро старший лейтенант Фирсов, которого подобрал с «бочки» катер, на которых стоял БПК, и переправили на подводную лодку, то события могли бы развиваться по другому сценарию. За пазухой у перебежчика торчали два «Макарова». Командир лодки и мы, офицеры, не могли поверить тому, что под руководством замполита корабля капитана 3 ранга Валерия Саблина поднято восстание. Но когда убедились, что корабль при потушенных огнях снимается с «бочек», срочно сообщили оперативному дежурному. Всё остальное, или почти всё прорвалось в прессу и к народу, который уже точно знает дату расстрела этого мужественного морского офицера – 3 августа 1976 года. Иногда с большим опозданием, уже после ухода из жизни посмертно дают звание Героя. Может быть, этот знак каким-то образом облегчает жизнь оставшимся в живых родным и близким, даётся оценка подвигу. Саблину, конечно, не могли простить главного: ведь во главе стоял замполит – коммунист, который желал только человеческого лица в той системе! Изменником себя он не признал. Всё повторяется, и мне пришлось идти старым путём, чтобы развязать рот очередному «особисту» для получения достоверной информации. Она была достаточной для написания сценария, где в финале трагедия превращается в фарс – «посмертно ему заменяют расстрел на 10 лет». Вспоминается 37-й год, когда приговор «10 лет без права переписки» и был – расстрел.


Валерий Саблин 

  



МЕСТО ДЛЯ ТРАУРНЫХ ВЕНКОВ

 Штурманская культура всегда требует уважения и пунктуальности, поэтому простые цифры могут иметь разный цвет трагедии на морских и океанских  просторах. Широта – 59гр. 29мин 5сек;   долгота – 24гр. 23мин 34сек – этот простой набор цифр с того момента превратится в место неспасённых моряков-подводников во главе со Славой Колпаковым из первого отсека.

Братская могила в  Пальдиски одинока и забыта вниманием. Нахлынувшие воспоминания уходят кругами по тому серому Балтийскому морю к месту, где хорошо видны башня Нигуллисте, огни Таллинна и его маяка.

А есть ли мечта у меня?

Может быть, когда-то спустят на воду хотя бы небольшое судно, и на нём свежей краской выведут: «СЛАВА КОЛПАКОВ»!

А бутылку шампанского будет кому разбить!

 

 ВОПРОСЫ К  ВОЛОДЕ ИСААКОВИЧУ

Милые Елена и Володя! Набравшись храбрости, заявляю, что убивать меня не имеет смысла, так как я – один из немногих, кто «перелопатил» досконально три книги, где «память творит прошлое заживо, и она и есть вымысел».

Осадок своих сомнений оставили «Посвящения под номером 3 Евгению Евтушенко, которые предваряются «Добро пожаловать в ад-рай...»

Мой кумир – гениальный дипломат и шутник Уинстон Черчилль, который в свободное время ещё и пописывал, ЗА ЧТО ПОЛУЧИЛ ЛИТНОБЕЛЕВКУ! Советовал: «если тебе предстоит пройти через ад, иди как можно быстрее!».

Это для Е.А.Е., который к монологам о «вагинальной памяти» отношения не имеет. От воспевания этой деликатной темы до сих пор тень смущения присутствует. Ив Энцмер со своими «Монологами о Вагине» бледнеет, как известное интимное письмо Льва Давидовича Бронштейна к своей супруге. Яуже не упоминаю о той зависти, которой будет охвачен Андрон Кончаловский!


А не замахнуться ли нам на моноспектакль, ключевым контрапунктом которого возникнут фантазии страдающего Пениса, лишённого праздника Брит Мила? Мог же гениальный (тоже Евгений) Евстигнеев замахнуться на тов. Шекспира! Согласен я на роль суфлёра.


С Володей Соловьёвым 



Мой первый вопрос к милой Елене Клепиковой: «До сих пор ли мучают Вас Комплексы Володиной неполноценности?» И второй: «Дали ли согласие на публикацию этого посвящения №3 Е.А.Е.?»

 

НЕ  ПРОПУСТИЛИ

Я теперь знаю, что означает «пустой номер». На рекламном объявлении библиотеки было написано «Не пропустите!». И я «купился», хотя ещё в детстве предупреждали, что не всегда на заборах соответствует надпись действительности, и желательно со своими частями тела быть предельно внимательными. Нужно отметить завидное похудение уже немолодой графини. Я бы ей не дал её годы, а она мне и не даёт. Имея в запасе час времени, я продумал: чем же удивить залетевшую известность? Недавний юбилей Сергея Довлатова подсказал вопрос, связанный с публикацией в Америке его произведений и книг Татьяны Толстой. Мой вопрос остался без ответа, так как они не встречались и не пересекались, по её версии, хотя мне запомнилась досада со стороны Сергея, что критик в «Нью-йорк Тайм бук ревю» представил её произведение, а его, которое уже напечатано в «НЬЮ-ЙОРКЕРЕ», ещё не появлялось. Она отрицала своё участие в телевизионной программе «Основной инстинкт». Мне сразу вспомнилась Шэрон Стоун. Скажите мне: какому мужчине она не вспомнится? Она, кроме «Школы злословия», нигде не участвовала. И последний, «на засыпку»: «Изменили ли Вы своё мнение о нашей бруклинской публике?» Когда-то много нелестных слов было высказано ею по приезде в Россию после благополучного 9-летнего небедного пребывания в Америке. Она могла бы дуэтом выступить с Димой Быковым. Она мой вопрос просто проигнорировала. И правильно сделала. Кто приглашает бесплатно выступить в наше время? Вот Дэвидзон-радио уже месяц, как продаёт билеты. Спешите! Ещё есть несколько мест! 


   

                                  Шэрон Стоун                                    Татьяна Толстая 


 «Не пропустите!» – Под таким лозунгом нас собирали.

Лично я жалею, что не приехала всегда милая Дуня Смирнова! Ещё жалел я, что вышла она за Чубайса!  А за «Кысь» – Татьяне Толстой  большой поклон от меня, её внимательного читателя и доброго почитателя.

                                                       

УЛИЧНАЯ  ХУДОЖНИЦА

Милая Лана! Только что перевернул последнюю страницу Ваших «Записок». Стало как-то грустно. Это как на вокзальном перроне, когда провожаешь близкого тебе человека. Вспомнил популярную в моём детстве песню Юрия Милютина из «Сердца четырёх», где пелось, что  «Любовь никогда не бывает без грусти» и «Без расставаний бы не было встреч!». Ваши выразительные этюды из жизни художницы открыли мне глаза на многие моменты, которые были скрыты от меня. Мне не хотелось бы, чтобы моё обращение превратилось в комплиментарное письмо. Правда, Вы заслуживаете моего восхищения от прочитанного. Поэтому растягивал удовольствие от общения с написанным текстом. Мне понравилось Ваше воспоминание о городе, где сохранилось ещё дыхание прекрасного учителя Пэна и его ученика -  Шагала. «Милый город, оставленный в зыбком тумане прошлого, приют странников, художников и беспокойных птиц».  Имея какой-то опыт в создании фильма, могу сказать, что Вам подвластно написать сценарий. Оператору было бы легко изобразить всё на плёнке. 


По поводу воспоминаний: пробы пера состоялись. Кое-что написал. Жаль, что не дошло до редакторского взгляда. Просто боялся, что из памяти всё исчезнет, поэтому много сумбурного и перенасыщенного фактами. Реальная жизнь присутствует в моих заметках из душевных и морских глубин.

Извините, что утомил Вас. Всегда! Привет Олегу! Искренне Ваш – Ефим.   


Дорогая Лана! Я не получил Вашего ответана мой персональный заказ. Я человек ответственный и обязательный. Имею возможность реализовать желание. Да, одна деталь на столике в кафе должна присутствовать – это синяя картонная плоская коробка любимых сигарет Анни Жирардо – «Житан». В ночь с 31 на1 января 1989 года выкурил в последний раз. Это было в Италии.

С тех пор осталась только память. 

Добрый вечер, Фима!

 Любимые в прошлом

сигареты


Да, представляю! Мой муж курит эти сигареты. Мечтаю, чтобы он бросил курить, но эта мечта, похоже, несбыточна. У Вас сильная воля. Насчёт заказа. К сожалению, я абсолютно не могу писать картину, держа в голове чьи-то предпочтения и пожелания. То есть, грубо говоря, заказы не принимаю. Это тормозит мою свободу и приносит  много переживаний. Пару раз пыталась, но ничего из этого не вышло. Прошу прощения. Звучит непрофессионально, но это так.


Могу предложить Вам такой вариант – буду присылать Вам фото картин, и если какая Вам приглянётся, то тогда уж пририсую пачку сигарет на столе. И в любом случае дам Вам информацию о весеннем арт-шоу на Вашингтон Сквер в Манхеттене, Вы можете придти и посмотреть, что мы с мужем выставляем. 

Спасибо за тёплые слова по поводу книжки! 

 

Дорогая Лана! Рад, что между нами есть понимание. На Ваш вкус пришлите, пожалуйста, пару снимков. Пачка сигарет уже не будет контрапунктом моей идеи. Оставим её Вашему дорогому Олегу. Если не ограничивает Вашу свободу в работе, то моё присутствие в заказе может трансформироваться в джазовых импровизациях. Они создают хороший настрой, и голова свободна от каких-то предпочтений.

А арт-шоу обязательно посещу. Если могу чем-то помочь Вам, то это доставит мне удовольствие. Ваш Ефим.

 

 

ПЕРЕПИСКА с ВЛАДИМИРОМ ИСААКОВИЧЕМ

Мне очень понравился «перекрёстный семейный стриптиз» и вся «творческая мастурбация», которая не имела права залёживаться в писательском столе.


В одном месте, когда дама недоустествлённая уходила одна на море, неплохо было бы вспомнить советы нашего бруклинского любимца Вуди Аллена: «Если не можешь уестествить, то хотя бы рассмеши». Хотя подчёркивал, что секс – самое забавное из всего того, чем он мог заниматься без смеха.


Успех моноспектаклю гарантировала бы самая умная и красивая актриса ШэронСтоун, которая никогда не занимается сексом с тем, у кого больше проблем,чем у неё. Она не сомневается, что может иммитировать оргазм. Мужчины же способны целиком имитировать отношения.


Удивлён, что и поэтесса Зоя Межирова, и критик Владимир Карцев своим вниманием обошли это деликатное исследование.


Из своего достаточно длинного жизненного опыта не только под водой я пришёл к выводу, что многообразие в сходном позволяет держаться на плаву своих сексуальных фантазий, которые часто сублимируются в приготовлении пищи.


Не забываю и о том, что нахожусь в том «нежном» возрасте, когда согласие дамы скорее пугает, чем радует.

В предчувствиях биб-чебуречной встречи! Всегда. Ваш Ефим-Хаим.

Благодарю за учёбу!


Взаимно. Недаром сказано: «Молчи, скрывайся и таи…» Мне один мой высоколобый читатель – Боря Парамонов – сказал в ответ на мою прозу: «Володя, Вы все лучше и лучше маскируетесь».  Выходит, недостаточно. До встречи, мой тончайший книгочей! Ваш ВС.

 

Дорогой наш Владимир Исаакович! Понимаю важность момента в президентской гонке Трампа, и всё-таки прошу не забыватьи о Ваших обещаниях своим преданным читателям, которые с нетерпением ждут послесловия предыдущих шедевров.


Пользуясь случаем, присоединяюсь ко Дню Большой Скорби по погибшим в той страшной войне. Хорошо помню то время в ожидании Победы над фашизмом. Привет Милой Елене Клепиковой. С уважением, Хаим-Ефим.






<< Назад | Прочтено: 226 | Автор: Кнафельман Е. |



Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы