RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

      Михаил Гольдштейн

 

 Мир тесен


Мир тесен, в этом я убеждался неоднократно. А вот и свежий пример. Проживая в Германии, я веду сайт в интернете под названием «Воспоминания», поддерживаемый русскоязычным журналом «Партнер» и обществом «Достоинство в старости», куда пишут свои воспоминания эмигранты из бывшего СССР о своей прошлой жизни. Это реальные невыдуманные истории, многие из которых достойны широкой публикации, а многие даже могли бы стать сценариями для театра и кино. Пока же сайт набирает обороты и не очень известен и разрекламирован в интернет-пространстве. Тем не менее, я получаю отзывы отдельных читателей по тем или иным публикациям, нередко восторженные. И вот недавно приходит письмо из Донецка от Елизаветы Гиллер, которая сама является организатором и ведущей сайта под названием "Юзовка-Сталино-Донецк: страницы еврейской истории".

Она просит дать ей адреса двух моих авторов, проживающих в настоящее время в Германии, ранее жителей г. Донецка, сыгравших в истории этого города определенную роль.

Конечно же, я ей ответил, а сам стал листать ее сайт. И что же…? Я нахожу там рассказ о семье Гольдштейн, о семье моего двоюродного деда Симона Борисовича и его жены Екатерины Львовны Гольдштейн (тетя Катя и дядя Симон – так все их звали в обиходе). Там рассказано об их молодых годах, о том, как они оказались в еще тогда маленьком развивающемся промышленном городке Юзовке, как поженились, как старательно трудились, и о том, что их дом был всегда гостеприимным… .

http://donjetsk-jewish.ucoz.ru/news/semja_goldshtejn/2012-12-13-218

 



Дядя Симон (Семен Борисович) и тетя Катя (Екатерина Львовна)

Гольдштейн в молодые годы

Я читаю, а в голове проплывает видение того, как я сам с ними познакомился. Окончив школу в г.Ашхабаде, а потом проработав два года на машиностроительном заводе, я приехал в 1960-м г. в Днепропетровск к своей тете Юдифь и бабушке Оле на жительство, поступив учиться по направлению своего завода в металлургический институт.  И бабушка, и тетя, рассказывая о  наших родственниках,  всегда с теплотой отзывались о семье дяди Симона. Пока я был студентом, мне так и не пришлось побывать в Донецке, а по окончанию института следовало возвращаться на свой завод и в качестве молодого специалиста отрабатывать положенный срок. Но судьба меня вернула все же  в Днепропетровск, где я стал работать в итоге в филиале Донецкого института Экономики и Промышленности АН Украины. Естественно, у меня были довольно частые поездки в Донецк, и в первую из них я отправился знакомиться с родственниками на 7-ю линию (ул. Пушкина, позже - Постышева).

Калитку во дворе частного дома отворил худощавый невысокого роста подвижный пожилой человек. Взглянув на меня, он как закричит:

- Иосиф, это ты?

Я обомлел, но сразу же все понял. В памяти дяди Симона, а это был он, остался образ молодого племянника – моего отца, на которого я видимо тогда был очень похож, и у него в сознании произошел сдвиг времен.

- Нет, - говорю, - я не Иосиф, я его старший сын Миша.

Конечно же я был радостно принят в этой семье и представлен множеству других родственников-дончан. Позже я приезжал еще несколько раз и бывал в этом доме, но в памяти из всех представленных родственников у меня остался совершенно замечательный человек, двоюродный брат моего отца, Григорий Зиновьевич Кац или как все его звали вокруг – Геся. С первых же минут нашего знакомства он заявил, что я не должен обращаться к нему на вы, и вообще проявил ко мне много внимания.


Геся Кац со своей матерью Шейнеривой Гольдштейн  

- сестрой моего деда Лейбы.

Он водил меня по городу, с любовью показывая улицы и площади Донецка, рассказывая о нем как о живом существе, которое он взращивал и любил многие годы. Сейчас я не помню деталей этих разговоров, но осталось впечатление, что этот город ему очень дорог. И неудивительно, ведь здесь он родился, этот город он восстанавливал после войны, учась и работая в строительстве на разных должностях, а в последствии -  начальником строительного управления.

А потом он повел меня на 1-ю линию в район Донецкого металлургического завода и показал одноэтажный дом, где когда-то жил мой дед с семьей, где родились мой отец Иосиф и моя тетя Юдифь во втором браке моего деда с бабушкой Олей после смерти первой его жены Пеккер Фейги Соломоновны.


Лев Борисович Гольдштейн

с детьми: Сарой, Нисоном и Еелом

 

От первого брака у деда осталось трое детей: маленькая Сарра, средний Нисон и старший  Еел, который  в 16 лет умер от прогрессировавшего генетического заболевания. Для второй жены Льва Борисовича  - молоденькой Голды Блинчевской (моей бабушки) все дети, и двое родных и трое приемных, были одинаково дороги и любимы, о чем они сами не раз говорили мне много позже.

Лев Борисович (Лейба) был довольно зажиточным человеком – он был хозяином угольного склада, снабжавшего горожан - ведь тогда не было ни газа, ни электричества, дома отапливались углем и освещались керосиновыми лампами.

С приходом Советской власти угольный склад был национализирован, а Лейба оставлен его директором, пока уголь не иссяк, и склад не закрыли. Поразительно! При Советской власти все и всегда было дефицитом: хлеб, иголки, уголь в центре Донецкого угольного бассейна. При этом Лейба, как бывший "буржуй", был лишен права голоса и других гражданских прав, а дети "лишенца", чтобы поступить в ВУЗ должны были заработать "рабочий стаж". Нисон работал горновым в доменном цехе, а Иосиф и Сарра каменщиками на стройке.

В советские годы Лейба работал бухгалтером в образовавшемся Индустриальном институте. Был очень порядочен, добр, любил своих детей, которые тоже очень любили его. Он умер от инфаркта,. По рассказам Геси Каца в этом доме постоянно звучала музыка, песни, а дети устраивали для взрослых спектакли.

Лейба и Голда Гольдштейн (Блинчевская) с детьми:

Нисоном, Сарой, Иосифом и Юдифь.

 

Показывая мне город и рассказывая о моих родственных связях, Геся ни словом не упомянул о своем военном и героическом прошлом, о своих ранениях и пережитых на войне годах. И только сегодня к своему стыду я что-то узнал об этом человеке и не от него самого.

А получилось это так. В ответном письме Елизавете Гиллер я посоветовал ей написать в ее сайте о Григории Каце, как о человеке, чья жизнь и работа были тесно связаны с историей города Донецка. Правда, теперь он живет в Израиле.

В ответ она пишет мне, что на сайте, публикующем материалы о ветеранах Великой Отечественной Войны iremember.ru «Я помню», есть его большое интервью Григорию Койфману, впервые опубликованное 18.07.2006, где он рассказывает о военном периоде своей жизни. И еще написала она мне, что, будучи в Израиле, она встречала его.

На указанном сайте я разыскал Гесино интервью, читал и постепенно осознавал, с каким значительным и интересным, героическим и скромным человеком свела меня судьба и родственные связи. Мне захотелось немедленно с ним поговорить, связаться, напомнить о себе. Я перелопатил все свои записи в тетрадях и на листках, и все же нашел его телефон, оставленный когда-то моей двоюродной сестрой. Неуверенно наудачу набираю израильский номер и … о чудо! – попадаю к нему в квартиру. Мы проговорили с ним почти час, мы вспомнили и дядю Симона, и моего папу, и мои приезды в Донецк и опять ни слова о нем самом. И все же пару фотографий я упросил его прислать мне.

Григорий Кац с женой Эммой                   Дочь Татьяна,

перед парадом Победы,                                   2009 г.

                                         Израиль, 9 мая 2010 г.

 

В этом году ему  исполнится 90 лет, он полностью адекватен и в памяти. Он был очень рад моему звонку, мы обменялись телефонами, вернее он записал мой.  И тут я твердо решил опубликовать его интервью на своем сайте, чтобы вы, дорогие читатели, сами могли познакомиться с ним, с его военными годами жизни и его переживаниями, сами могли составить свое мнение о нем как о  человеке.

Администрация сайта I REMEMBER.RU «Я Помню» любезно разрешила мне опубликовать часть этого материала на нашем сайте, который вы можете прочитать здесь (жмите на слово „интервью“):

 

Интервью (Воспоминание пехотинца)

http://www.partner-inform.de/memoirs/detail/vospominanija-pehotinca/14/193/36

 

Но полностью этот материал следует читать все же здесь:

http://iremember.ru/pekhotintsi/kats-grigoriy-zinovevich.html

 

А на сайте "Юзовка-Сталино-Донецк: страницы еврейской истории" читайте статью Бориса Герценова из Холона (Израиль) «Миг удачи» о Григории Зиновьевиче Каце – фронтовике, участнике Курской битвы, человеке, чудом вышедшем живым из многих сражений и выжившем после многих ранений, о человеке, чей ратный подвиг отмечен заслуженными и весомыми правительственными наградами.

 http://donjetsk-jewish.ucoz.ru/news/mig_udachi/2013-02-18-256

 







<< Назад | Прочтено: 415 | Автор: Гольдштейн М. |



Комментарии (2)
  • Гость
    Гость
    Как это хорошо ,когда люди находят свои корни .Это новый прилив жизненных сил и успокоение в зрелые годы.
                                            Александр Аваков.
    2017-08-12 21:22 |
    • Гость
      Гость
      Действительно мир тесен!
      Читая о своем двоюррдном дедушке, узнаю много нового для себя! 
      В конце статьи, читая коментарий от челлвека с которым меня свела судьба, познакомившись с ним в Германии на языковых курсах...но коментарий им оставлен за пол года до того, когда я нашел эту статью.
      Действительно мир тесен и хорошо, когда его населяют хорошие люди!
      2018-03-28 02:17 |
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы