RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

Любовь Шифнер


ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКИЕ КУРЬЕЗЫ

 

У каждого переселенца свой путь обустраивания в Германии. Но у всех есть много общего в этом пути. Открытие для нас новой страны нередко сопровождалось забавными случаями, которые навевают порой смешные, порой грустные воспоминания.


1. КУТИТЬ - ТАК КУТИТЬ!

Получив долгожданный вызов на право проживания в Германии, мы с мужем, окрылённые большими надеждами, отправились в Москву в посольство Германии за визой. Нас переполняла гордость от мысли, что скоро мы будем гражданами богатой и благополучной страны. Пока ожидали своей очереди, решили  позволить себе выпить баночку немецкого пива. В то время пиво в такой упаковке только появилось в торговле и для нас казалось дорогим удовольствием. Кутить так - кутить! Купили, но вот беда - открыть никак не можем. Пока баночку крутили, петельку оторвали. Муж ворчит: "Лучше бы бутылку воды взяли!" Тут меня осенило: у нас же есть с собой ключ от квартиры! Так ключом банку проткнули и выпили с удовольствием вкусный пенистый напиток.


2. ВОЗВРАЩЕНИЕ К ИСТОКАМ 

Визы получены, авиабилеты оплатила нам Германия. И не случайно. Мой муж по происхождению - российский немец.

Более двух веков назад его предки покинули историческую родину и обосновались в России. Особенно массовый наплыв немцев произошёл во времена правления Екатерины II.
Немка по национальности хорошо позаботилась о своих сородичах.
Немцам – переселенцам были выделены беспроцентные ссуды и земельные участки. Коренному народу России о таких благах приходилось только мечтать.

Трудолюбивый немецкий народ быстро проявил себя в новой стране. Крепкие хозяйства в деревнях и хуторах были тому примером. Но советская власть  жёстко расправилась с ними, конфисковав у них нажитое имущество, отправив осваивать сибирские земли. Впрочем, такие жёсткие меры были приняты по отношению ко всем сельским труженикам, которые имели  зажиточные хозяйства.

С началом Великой Отечественной войны российских немцев ждало новое, ещё более жестокое испытание. На их головы посыпались карательные указы - о депортации, трудармии, введении комендатуры и вечном поселении в местах ссылки.
Варианты были, но все они были бесчеловечными.

Некоторым семьям в течение двадцати четырёх часов надо было собраться, бросив свой дом, и с детьми на руках шагать в «неизвестность». Других представителей немецкой национальности ждали «телячьи вагоны» и поездка по необъятным просторам Советского Союза вплоть до Казахстана и других, более отдаленных от столицы точек страны. Причём «путешественников» сопровождала охрана, элементарные удобства отсутствовали, воды и еды не было.

Разумеется, не все выдержали такое испытание. Кто выжил, тот прямой наводкой попадал в трудовую армию, иными словами – концлагерь, откуда почти никто не вернулся ни живым, ни мёртвым. О некоторых немцах, кто там сгинул, до сих пор нет никаких сведений, будто бы они никогда не жили на этом свете. Забирали в это заведение не только мужчин, но и женщин, дети которых были старше трёх лет. Куда денутся сироты, оставшиеся без матери, власть не интересовало.

Семью моего мужа постигла та же страшная участь. Его родителей и пятерых детей выгнали из собственного дома в Омске. С маленькими детьми и тяжёлой поклажей в руках должны были они добраться до деревни Смолянковка к сестре матери, у которой тоже было восемь своих детей. Почти восемьдесят километров пути пришлось преодолеть в холодную осеннюю пору пешком. Через пару месяцев отца забрали в трудовую армию. Семье повезло – мать оставили детям, так как младшему ребёнку не было двух лет.
Первое время жили у тётки, а летом с помощью односельчан построили землянку. Горемычной женщине пришлось одной поднять и вырастить пятерых ребятишек, а муж так и пропал без вести.

В так называемой трудармии остались навечно сотни тысяч российских немцев, без которых тысячами погибали оставшиеся беспризорными и сиротами их дети.
После окончания войны – та же комендатура. 26 ноября 1948 года Президиум Верховного Совета СССР принял указ, запрещавший немцам возвращаться к прежнему месту жительства. За самовольное оставление спецпоселений — 20 лет каторги.
Эти жестокие постановления включали в себя не только запреты на возвращение домой, но и на получение высшего образования.  Поэтому и уровень образования у российских немцев был так низок.

Никто из представителей высшей власти России никогда не извинился перед российскими немцами, и только Борис Николаевич Ельцин решил проявить внимание к судьбе этого народа. Он предложил российским немцам заселить бывший военный полигон, на котором испытывалось в течение сорока лет ядерное оружие.

Комментарии, как говорится, излишни.

Принятие постановления правительством Гельмута Коля о переселении российских немцев в Германию стало актом компенсации за их страдания. Гельмут Коль, представляя программу переселения федеральному правительству 31 августа 1988 года, сказал следующее: «Переселенцы – это немцы, которые до сих пор несут на себе последствия Второй мировой войны. Наши новые граждане...– это большая победа немецкого государства и общества, и не только с точки зрения демографии... Поэтому мы должны быть ещё более уверены в правильности избранного пути, чтобы создать новую родину для переселецев…»

Начало повальной эмиграции совпало с тяжёлыми временами в России. Потому число переселенцев достигло почти 3 миллионов человек. Если бы не «перевертыши» в России, большинство немцев не потянулись бы жить в Германию. Да и сейчас многие бы вернулись в Россию.
В последние годы тайная завеса приподнялась, из «Книг Памяти» стало известно о многих российских немцах, сгинувших в годы репрессий. Их начали реабилитировать (многих посмертно) в 90-е  годы прошлого столетия. Тогда напрашивается вывод: правомочны ли были карательные действия  к этим гражданам в СССР?

Для справки:
По состоянию на 1913 год в Российской империи жило около 2 400 000 немцев.
К началу 1953 года, по данным органов МВД СССР, на учёте Отдела спец поселений состояло 1 224 931 немецких спецпоселенцев.
Как можно назвать подобное явление, как не геноцидом отдельной народности?!

По данным переписи 1989 года в Советском Союзе насчитывалось 2038600  немцев.

Согласно статистическим данным германских федеральных учреждений на 2006 год, общее число лиц, имеющих немецкое происхождение, проживавших на территории стран бывшего СССР оценивалось в 800 000 — 820 000 человек. 
То есть, большинство российских немцев покинуло бывшую родину.

Зачастую российские немцы-переселенцы заняты в Германии на тяжёлых неквалифицированных работах, так как образовательный уровень у них низкий. Советские репрессии сделали своё чёрное дело.

ПОСТСКРИПТУМ

Значительная часть российских немцев являются баптистами. Религиозный фанатизм они прихватили с собой из России. Баптистские христианские общины можно встретить во всех городах и сельских поселениях Германии. У баптистов, как правило, есть свои молельные дома, строительство и содержание которых они берут на себя. Вместе с детьми там они проводят всё свободное время за молитвой и слушаньем проповедников. Читать им разрешается только библию. Телевизоры и радиоприемники не приветствуются.

Есть надежда, что потомки российских немцев со временем вырвутся из баптистского плена. Несмотря на недовольство руководителей религиозных общин, дети обязаны посещать обычные школы. Учёба в школах и дальнейшая трудовая деятельность поможет им со временем освободиться от религиозного дурмана.

 

3. РАЙСКИЙ УГОЛОК

Наконец мы в Германии! Позади остались переселенческие лагеря. Мы едем в шикарном автобусе в Кёльн на постоянное место жительства.
Впереди нас удобно расположились солидный мужчина и его взрослый сын. Оба были очень довольные и важные, впрочем, как и все переселенцы. Всю дорогу отец что-то показывал в окно, бойко, с видом знатока рассказывал о Германии.

Но недолго мы торжествовали. По прибытии в крупнейший город Германии российским немцам выдали билеты на проезд в метро, схему маршрута и любезно предложили самостоятельно добраться с тяжелым багажом до общежития. Приехавшим представителям еврейской диаспоры был организован более радушный приём. Их собрали в отдельном помещении, на родном русском языке дали напутствие, как обустраиваться в новой стране, и на автобусе отправили на место временного проживания.

Отец с сыном оказались нашими попутчиками. Сообща мы взяли такси и поехали в «Райский уголок», так назвала общежитие встретившая нас комендантша.
Новое жилище предоставило возможность бывшим жителям России, привыкшим к бытовым удобствам в отсталой стране, жить почти без элементов цивилизации в прогрессивной державе: спать и готовить пищу в одной и той же комнатушке, а чтобы обогреться - запастись углём и дровами и топить железную печку, которая к тому же была неисправной.

Отца с сыном ждал в комнате дополнительный сюрприз: им достались по наследству матрацы, насквозь пропитанные уриной. «Урина... урина», - лепетал не так давно представительный мужчина, а теперь жалкий и растерянный переселенец. Путая немецкие слова с русскими, обращаясь к грозной домоправительнице, он тщетно пытался вызвать в ней сочувствие. Лишь через пару месяцев, пропахнув чужой уриной, бедолаги сумели сломить непреклонность комендантши коробкой дорогих конфет и получили новые матрацы. Такое боевое крещение получили новые жители Германии.

Мы с мужем не отчаивались, надеялись, что это временные трудности. Нас радовала чистота, восхищал порядок в новой стране. Живописные зелёные островки, разбросанные по всему мегаполису, позволяли соприкоснуться с природой, отдохнуть от множества хлопот. Мы подолгу любовались на красавцев-павлинов, охотно демонстрирующих своё сказочное оперение. А какое удовольствие наблюдать за грациозными лебедями, суетливыми утками и важными гусями, курсирующими на голубых прозрачных водоёмах!

Нам также хотелось поскорее познакомиться с Кёльном, изучить его богатую историю. Вскоре мы узнали, что этот город был основан в 38 году до нашей эры, и является самым древним среди немецких городов. В далёком прошлом здесь располагалась колония римских императоров и столица древнегерманских поселений.


Кёльнский собор - главная достопримечательность города. Грандиозное церковное сооружение высотой сто пятьдесят метров, было воздвигнуто из серого камня восемьсот пятьдесят лет назад. Виртуозная работа древних мастеров вызывает восхищение. Внутри собор также великолепен. В центре огромного зала находится золотой ларец, где якобы покоятся мощи трёх волхвов, пришедших в далёкие времена поздравить Марию и Иосифа с рождением сына Иисуса. В честь волхвов, или, как их называют в Германии, трёх святых королей, был возведён этот величавый храм.

Кёльн и сегодня является одним из важнейших производственных, торговых и туристических центров в Европе.


4. ЗЛОПОЛУЧНЫЙ ПОРТФЕЛЬ

Как ни странно, в век компьютеризации Германия оказалась на редкость бюрократической страной. От всех живущих в ней и тем более от вновь прибывших требуется заполнение массы всевозможных бумаг, так называемых антрагов. Получив напутствие от бывалых людей, мы в срочном порядке со всеми нашими документами помчались в разные ведомства. Для этой цели я приобрела мужу солидный портфель, чтобы не с авоськой появляться перед строгими чиновниками.

Муж, не успев привыкнуть к вновь приобретенной вещи, в первый же день забыл портфель в продовольственном магазине в тележке. Только через полчаса  обнаружили мы пропажу.
Трудно пересказать словами, что мы чувствовали. Это была катастрофа! В портфеле находились все наши документы, без которых в Германии делать нечего. Мы уже готовили себя к мысли о возвращении в Россию, но рискнули вернуться в магазин.

Почти не чувствуя опоры под ногами, подошли мы к кассиру. К великому нашему удивлению и восторгу портфель нам вернули в целости и сохранности. Такой благополучный исход вряд ли был возможен в России.


5. ПОД ЧУЖОЙ ФАМИЛИЕЙ

Приехав в первый переселенческий лагерь, мы с мужем нежданно-негаданно получили новую фамилию. Несмотря на наши возражения, нам присвоили фамилию в том виде, как она записана в заграничных паспортах, и звучала она теперь вместо Шифнер – Зифнер.
- Нет проблем, - улыбнулся чиновник. – Когда вы приедете в Кёльн, в специальном учреждении ошибку исправят.

Вооружившись переведёнными и заверенными документами, мы уверенно направились в нужную контору в Кёльне. Тамошняя чиновница нас шокировала, сообщив, что мы должны продолжать жить в Германии с искажённой фамилией, но уже в другом варианте - Чифнер.

Причина заключалась в том, что я, как иностранка, имею право только на ту фамилию, которая записана в моём заграничном паспорте.
Чуткие чиновники позаботились о том, чтобы у нас с мужем была одинаково искажённая фамилия, заодно изменили фамилию его родителям, чтобы в семейной книге не было разночтений. С подобным решением мы не могли смириться и направились к начальнику за разъяснением.

Встретил он нас очень радушно. Словно предвкушая приятную беседу, вальяжно развалился в удобном кресле, предложил и нам присесть. Вдруг мы заметили возле кресла начальника огромную собаку и оцепенели от страха. Грозный страж не проявлял агрессии, а лишь внимательно поглядывал в нашу сторону. Муж осмелел и пожаловался на несправедливое отношение к нам.

- Я вас понимаю и даже сочувствую, но таковы наши законы, - отозвался чиновник. - Так что правильную фамилию вы никогда не получите. Единственный шанс вы, конечно, имеете, - подсказал он. – Вам надо развестись.

Непоколебимый в своей правоте, он гордо приподнялся с кресла, показав, что аудиенция закончена. Собака приподнялась вслед за ним. На её бесхитростной физиономии как будто было написано популярное немецкое выражение: «Тут мир ляйд», то есть «сожалею».

Мы не последовали совету чиновника, но сумели добиться своей правильной фамилии, благодаря настойчивой переписке мужа с вышестоящими организациями.

 

6. ПЕРВЫЕ ОПЫТЫ

Из-за незнания немецкого языка со мной случались забавные истории. Как-то я решила попросить у сердитой комендантши в общежитии новые чехлы для матрасов. Слово «матрасы» примерно так и звучит по-немецки, а перевод слова «чехлы» я не знала и экспромтом назвала их «футлярами». Получилось, что я попросила футляры для матрасов. Комендантша меня поняла, весело рассмеялась и охотно выполнила мою просьбу. Вряд ли я от неё что-либо получила бы, если бы выразилась правильно.

Через год я посетила своего зубного врача. В знак приветствия он пожал мою руку, как это принято у немцев, и сделал мне комплимент, что я хорошо выгляжу. Эту фразу я не поняла, но в ответ закивала головой и ответила: «ja-ja», то есть, «да-да». Врач недоуменно посмотрел на меня. Только позже я сообразила, о чём шла речь.

 

Одной из отличительных черт Германии по сравнению с другими странами является забота государства обо всех нуждающихся. Социальные службы выделяют средства для оплаты жилья, питания и одежды жителям страны, которые не работают или имеют недостаточный доход.

Мы с мужем вынуждены были посетить такое ведомство. На первых порах немецкий язык я не знала, но выучила заранее слово «кляйдергельд», что означает «деньги, которые выделяются для приобретения одежды». Я беспокоилась, что муж забудет попросить об этом.

Во время беседы мужа с чиновником я пробормотала жалобно эту фразу. Чиновник удивлённо повернул голову в мою сторону, словно услышав посторонний шум, и как ни в чем не бывало продолжил разговор с мужем. Так состоялся мой первый и не совсем удачный опыт общения на немецком языке.

 

7. РАБОТА ПО ОСОБЫМ МЕРКАМ

Переехав в Германию, мы с супругом получили социальное пособие, как и все переселенцы. Вопреки мнению мужа о достаточности социального минимума, мне захотелось увеличить семейный доход. С этой целью я разместила в местной газете объявление, в котором предложила помощь семьям бюргеров в домашних делах.

Первым позвонил мужчина с приятным баритоном.

- Сколько Вы хотите зарабатывать? –  поинтересовался  он.

- Как обычно. Десять евро в час, - ответила я.

- Я Вам буду платить в два раза больше.

Возражения с моей стороны не последовало.

- Вы далеко живёте? - прозвучал новый вопрос.

Я назвала район.

- Недалеко от моего дома, - заметил он. – А какой номер Busen?

- Я не знаю, - ответила я, думая, что речь идёт о номере автобуса. - Но я попозже уточню и к Вам приеду.

- Не надо. Я сам за Вами заеду. Только скажите, где я могу Вас встретить. – Немного помолчав, он заметил: - Почему Вы не можете сказать определённо, большие или маленькие у вас Busen? Для меня это очень  важно.

И тут только я прозрела. Вопрос касался не автобуса, а моих грудей. Ведь слово Bus (автобус) и Busen (груди) имеют похожее звучание.

Я с негодованием бросила телефонную трубку и рассказала мужу о своём проколе.

- Говорил тебе - довольствуйся малым, - засмеялся он.

 

8. ФОТО-ШУТНИК

В Германии есть популярная юмористическая телепередача, в которой показывают небольшие эпизоды, снятые кинолюбителями. В большинстве случаев юмор этих кадров заключается в непременном падении действующих лиц, что сопровождается весёлым смехом за кадром. Мне почему-то всегда становится грустно, когда вижу падающего человека, особенно ребёнка. Наверное, я не созрела до восприятия подобного юмора и вряд ли созрею. А если бы кто-нибудь запечатлел нас с мужем на плёнку во время попытки сфотографироваться с помощью фотоавтомата, получилась бы великолепная комедийная сценка.

Обнаружив, что стоимость услуги фотоавтомата по сравнению с фотосалоном значительно ниже, мы отправились на поиски нужного объекта. Долго искать не пришлось: в многолюдном подземном туннеле мы его обнаружили. Первым расположился в кабине муж. Приняв нужную позу, он замер, ожидая начала съемки. Мне выпала нелегкая задача - разобраться с техникой и включить автомат. Не владея немецким языком, я не смогла прочитать инструкцию. Муж был противником всяких длинных описаний и посоветовал мне найти нужную кнопку и нажать на неё. Я ощупала автомат снаружи и изнутри. Чуть ли не ползала возле него, но он не включался. Чтобы немного передохнуть, я выпроводила позирующего мужа из кабины и заняла его место. Вдруг заметила перед собой рычажок, нажала на него, в ответ что-то щелкнуло. В радостном возбуждении я выбралась наружу и замерла в ожидании готовых снимков. Но их не было. «Я так и знал, что нас надуют», - проворчал муж, потеряв терпение.

Вдруг что-то затрещало, из окошка автомата показались фотографии. С гордостью и ликованием я взяла снимки в руки, но себя не узнала. Лицо было вытянуто по вертикали, глаз вообще не видно. Только по свитеру мы догадались, что это моё изображение. Деньги были потрачены впустую, но зато мы посмеялись от души.

 

9. АХ, ПАРИЖ!



Справившись с первоочередными проблемами по обустройству в Германии, мы с мужем решили осуществить свою заветную мечту – побывать в столице Франции. И вот мы в Париже! То недолгое время, что нам было предоставлено до начала обзорной экскурсии по городу, мы использовали для знакомства с улицами, прилегающими к нашему отелю. Всё нас интересовало: и архитектура зданий, и встречающиеся люди. Вдруг мы наткнулись на негритянский квартал. Ни в одном городе Европы мы не встретили такого изобилия парикмахерских салонов, как здесь. Все салоны были заполнены темнокожими посетителями. Одних клиентов стригли, другие стояли вокруг и с интересом наблюдали за работой мастеров, ожидая своей очереди.

Первая экскурсия по Парижу началась у нас в автобусе. Полтора часа мы просидели в нём в ожидании нашего русскоговорящего гида.

В который раз мы разглядывали улицы из окон автобуса и тихо роптали. Когда наше возмущение дошло до выразительных пределов, появилась запыхавшаяся худощавая дама с короткой стрижкой и принесла нам свои расплывчатые извинения.

В сумерках надвигающегося вечера началась экскурсия. Город в преддверии Рождества был великолепен. Нарядные ёлки, разноцветные гирлянды, обвивающие здания и даже деревья и кустарники – всё создавало радостное предпраздничное настроение. Как белоснежный сказочный замок, возник перед нашим взором собор Парижской Богоматери. Раньше я его представляла мрачным сооружением. Простота и величие строения меня восхитили. Внутри знаменитый храм выглядел объемным и суровым. Всё его убранство говорило о глубокой старине. Великолепные картины, скульптура Богоматери - всё приковывало взгляд. Неудивительно, что, увлёкшись киносъемкой, мой муж в храме потерялся. Он ориентировался на красный флажок, который держала экскурсовод над головой. Повествуя об истории храма, она так увлеклась, что забыла о флажке и опустила его. Муж в растерянности выбежал наружу с надеждой там найти нашу группу. Перспектива потеряться вечером в чужом городе, да без знания языка, была плачевной. Наконец он догадался снова заглянуть внутрь храма, где нас и встретил. С негодованием посмотрел муж на гида и на злополучный флажок, из уст его вырвался такой вопль, который мог быть сравним только с воплем Квазимодо в момент его падения со стен собора.

Знакомство с городом продолжилось в знаменитом районе Монмартр, расположенном на высоком холме, вершину которого украшает Базилика Сакре-Кёр. Несмотря на усталость, мы проигнорировали фуникулёр, дружно поднялись пешком по знаменитым лестницам и оказались возле белокаменного храма, построенного в прошлом веке на пожертвования парижан. Полюбовавшись сверкающей панорамой вечернего города, мы отправились на площадь Тертр, излюбленное место поэтов и художников как прошлого, так и современного Парижа.

 

Было уже поздно, знаменитая площадь опустела. Дама-гид решила нас взбодрить и обратилась к нам с заманчивым предложением:
- Я приглашаю вас поужинать в изумительную «Блинную». В ней работают замечательные повара, я и сама здесь частенько обедаю.

Усталые и проголодавшиеся, мы с радостью согласились. Через два часа ожидания нам удалось проглотить по два блинчика за десять евро. Голодные и разочарованные вышли мы из этого заведения.

Здание отеля, где нас разместили, можно было смело отнести к временам позднего ренессанса. Окна, двери, лестницы - всё в нём дышало стариной. Комната напоминала будуар времён мадам Помпадур. Тиснёные обои малинового цвета, изящный комод с овальным зеркалом, низкое кресло с витыми ножками и высокая кровать с бронзовыми резными боковинами приятно сочетались по стилю. Розовое атласное покрывало ниспадало почти до пола, соблазнительный вид ложа призывал к покою и наслаждению. Притомившись после напряженного дня, мы устремились к нему, но скоро поняли, что спать в эту ночь нам не придётся. За свою долгую жизнь кровать обслужила так много гостей, что её сетка превратилась в гамак. На протяжении всей ночи мы с мужем то скатывались с краёв в середину, то возвращались на прежние позиции.

Утром нас разбудил телефон, мы его с вечера запрограммировали на время нашего подъёма. Муж снял трубку и, услышав приятный женский голос на незнакомом языке, пробормотал в ответ единственное известное ему слово по-французски: «Мерси», спросонья добавил: «Мур-мур». До сих пор он не может объяснить значения этих последних слов.

На другой день мы любовались мировыми шедеврами искусства в Лувре, посетили жемчужину Франции – Версаль. В заключение побывали в Дефансе, современном районе небоскрёбов. Расположенные там модерновые изваяния, типа гигантской скульптуры большого пальца, демонстрировали возвращение современной культуры к примитивным образцам каменного века.

Вечерняя прогулка на катере по Сене завершила наше путешествие. Ещё долго пред нашим взором стояла сверкающая разноцветными огнями ажурная Эйфелева башня. Мы прощались с Парижем и мечтали когда-нибудь вернуться.

 

10. ЧУДО-САЛОН

Каждый раз, проходя мимо парикмахерского салона, расположенного в многолюдном месте возле Биржи труда, я невольно засматривалась на его оригинальную конструкцию. Внешний вид салона напоминал стеклянный аквариум, внутри которого творили чудеса парикмахерского искусства совсем юные, но уверенные в себе мастера. Возможно, всё это было сделано для рекламы, но у меня появилось непреодолимое желание сделать современную причёску именно здесь. Представляя примерную стоимость подобного сервиса, я начала терпеливо готовить мужа к посещению этого заведения. Наконец муж созрел, и мы отправились в заветный салон за красивой причёской.

В фойе к нам навстречу выпорхнула очаровательная девушка, как позже выяснилось, бывшая россиянка Светлана. Нисколько не сомневаясь в нашем происхождении, она уверенно обратилась к нам с приветствием на русском языке. Предложила кофе и в ходе доверительной беседы рассказала нам трогательную историю о своем трудном жизненном пути в Германии, начавшимся с уборки чужих лестниц и завершившимся удачным замужеством. В салоне мужа для неё нашлась работа - встречать посетителей, с чем она, по всей видимости, ловко справлялась. Уверив нас в правильном выборе парикмахерской, Светлана принесла красочный каталог всевозможных причёсок. Не без труда и сомнений выбрали мы нужную модель. Вскоре появился мастер, весь вид которого, несмотря на молодость, внушал большое доверие. Усадив меня в кресло прямо перед собой, он долго, с профессиональным интересом изучал моё лицо, волосы, создавая мысленно модель будущей стрижки. Разработав стратегию и тактику, не спеша приступил к мытью моей головы.

Это было какое-то священнодействие. Никогда в жизни мои волосы не были вымыты так нежно и старательно.

«Вот где настоящее мастерство!» - думала я с восхищением. - России до такого сервиса ещё далеко». Моё блаженство быстро перешло в недоумение, когда началась основная работа. Стрижка закончилась в считанные минуты. Этот супермастер элементарно укоротил и подровнял мои волосы на два сантиметра, оценил работу в шестьдесят марок и предложил сделать укладку за ту же цену. Не получив  согласия на продолжение работы, парикмахер удалился из зала явно разочарованный. Наскоро высушив волосы феном, я опрометью выскочила из чудо-салона. Нам вслед донеслись слова Светланы, она надеялась увидеть меня снова. Я не откликнулась, так как знала, что эта встреча не состоится. Чтобы как-то меня успокоить, мой муж пообещал научиться делать подобную стрижку. Впрочем, он освоил этот процесс не хуже того удивительного мастера.

 

11. ВЕК ЖИВИ – ВЕК УЧИСЬ

Много «деловых» людей появилось в нашей жизни. Они и имя себе придумали громкое – бизнесмены. На их фоне Остапу Бендеру пришлось бы отдыхать. Бизнес их заключается в перепродаже разных товаров и продуктов. Торговля сопровождается яркой рекламой и показательными выступлениями. Они вам и квартиру охотно пропылесосят, чтобы продать «необыкновенный» агрегат и как похудеть научат, если вы наряду с голодной диетой и физическими упражнениями будете принимать «чудодейственные таблетки», купленные, конечно же, у них. Эти коробейники и сказки вам расскажут в придачу.

Как-то в гостях у родственницы я заметила странную вещь. После мытья посуды специальным средством хозяйка вытирает ее полотенцем, не ополоснув предварительно чистой водой. На мой недоуменный возглас она уверенно ответила:

- Это американское средство растительного происхождения, не требующее смывания, благодаря чему я экономлю воду.

- Кто же тебе такое поведал? – спросила я, сомневаясь в чуде.

- Одна женщина, занимающаяся продажей подобных средств.

Хорошо, что я по своей недоверчивости решила прочитать инструкцию на флаконе. В ней было написано: «После мытья тщательно ополосните посуду чистой водой».

Новоиспеченные бизнесмены в Германии охотно посещают таких же бывших соотечественников из России, как они сами. Наивным покупателям можно продать те же товары, что и в магазинах, но раза в три дороже. Главное в их бизнесе - не забывать рассказывать байки. Например, что одеяла – самоочищающиеся и вы обойдетесь без постельного белья.

Виртуозность бизнесменов не знает границ. К одному нашему знакомому зашел в общежитие представитель фирмы по строительству собственных домов. Он долго уговаривал потенциального клиента. Но, осознав безнадежность затеи, перевел разговор на другие житейские темы. За чашкой чая разговорились, представитель фирмы так проникся к новому другу доверием, что предложил устроиться к себе на работу. «В чем же будет заключаться моя работа?» - спросил наш знакомый.                 - «Находить олухов для строительства собственных домов», - услышал он ответ.

«Коренные» немцы действуют по другим сценариям. После широкой рекламы они набирают желающих участвовать в презентации каких-либо товаров. Приманкой служат подарки, обещанные после окончания турне, и многие ловятся на дармовщину. Мы с мужем не оказались исключением. Заплатив по десять евро за дорогу, с воодушевлением отправились на подобное шоу. Нас привезли в маленькое селение, окруженное со всех сторон высокими холмами. Организаторы все предусмотрели. Выбраться из этого «медвежьего угла» самостоятельно было невозможно. Ни рейсовых автобусов, ни железнодорожной станции поблизости мы не встретили.

Нас радушно пригласили в зал, где в ожидании презентации находилось уже около сотни человек, и представление началось. На сцену вылетела длинноногая блондинка далеко не бальзаковского возраста. Энергично махая руками, начала она громогласный рекламный трюк по продаже столовых приборов якобы из чистого золота. Все двести сверкающих элементов были развешаны на специальном высоком стенде. Но желающих не нашлось. Энергичная женщина не убавила обороты и тут же притащила на сцену метровую китайскую напольную вазу в придачу к покупке. Кто-то соблазнился на приманку. Постепенно добавляя другие, менее значительные вещи, опытная дама сумела реализовать несколько наборов и приступила к следующей фазе своего шоу. Она начала игру в лото с изрядно притомившимися участниками. Каждый победитель мог приобрести туристическую путевку на 25% ниже ее стоимости, но цена путешествия изначально была явно завышена. Как ни странно, желающие находились.
Аттракцион продолжался до позднего вечера с перерывом на дорогостоящий обед. Только мысль об обещанных подарках нас утешала.

Приехав домой, мы сразу распаковали полученные коробки. В одной коробке находилась кукла с негнущимися руками и ногами. Наш взор с надеждой устремился на второй коробок. Там мы обнаружили подобие инструмента для завинчивания шурупов, который естественно не функционировал. Наконец, в третьей коробке мы увидели пластмассовую тарелку, чашку и блюдце. Это были единственные вещи, которые нам пригодились впоследствии в походах на природу.
После таких подарков вспомнили мы слова из сказки: «Не гонялся бы ты, поп, за дешевизною!».

Со временем как чужой, так и свой горький опыт забывается. Мы снова «наступаем на те же грабли».
Однажды в почтовом ящике я обнаружила письмо с предложением отгадать незатейливый кроссворд, посвященный правилам вождения, чтобы попытаться выиграть машину «Корса». Без затруднения ответив на несколько вопросов, я получила «ключевое слово». Оно и обозначало название машины, которую я намеревалась получить. В состоянии радостного возбуждения я набрала указанный в письме телефон, назвала слово «корса» и свои координаты. На другом конце провода меня поздравили с успехом и предложили в качестве поощрения за мой первый отклик подписаться на любой журнал. Окрылённая такой легкой победой, я назвала первое попавшееся на ум издание «Бригитта». Учредители игры согласились, но предупредили, что за подписку они платят не полностью. Это меня сразу отрезвило, и я отказалась от такого подарка.
С тех пор прошло два года, машины я, разумеется, не получила. Немного позже я поняла, что легко отделалась от этой игры. Один наш родственник отправил подобной фирме 200 евро на оформление «выигранной» им таким способом машины…

Доверчивому и неопытному человеку трудно избежать хитроумных сетей мошенников, а если эти сети ставят, казалось бы, солидные организации, то и вовсе сложно. С подобной посреднической организацией по устройству на работу в охранные органы столкнулся мой муж.

Прочитав в газете объявление, он обратился в подобную фирму. Там ему выдали спецодежду и попросили сразу же приступить к работе, хотя документы о приёме не были оформлены, а отправлены в центр на утверждение. Отработав подряд три полные смены, муж понял, что эта работа ему не подходит, попросил об увольнении. «Как же мы тебя уволим, если ты у нас еще не принят?» - ответил представитель фирмы. Растерянный вид мужа, видимо, растрогал чиновника, он милостиво разрешил ему оставить себе рубашку из полученной спецодежды.

 «Никогда ещё у меня не было такой дорогой рубашки», - вспоминает иногда муж, горько улыбаясь. Вот уж поистине: век живи - век учись.

 

12. МИКОЛКА, ВЫХОДИ!

Из разных уголков бывшего Советского Союза прибыли переселенцы в Германию. Среди них есть люди, в чьих жилах течёт еврейская и немецкая кровь, есть представители и других национальностей, породнившихся с ними. Все прибывшие охотно говорят на своём родном языке, поэтому в немецких городах нередко звучит русская, иногда украинская речь. Случается, что в критических ситуациях переселенцы пытаются на родном языке объясниться с коренными немцами и удивляются, когда их не понимают.

Как-то мы с мужем и группой его родственников с Украины отправились в гости в славный немецкий город Падерборн. Перед поездкой мы приобрели льготный железнодорожный билет за тридцать евро, по которому можно ездить весь выходной день впятером по всей  стране. При этом можно пользоваться только региональными поездами, поэтому дальние маршруты требуют нескольких пересадок.

Мы разместились в удобных креслах, и поезд плавно тронулся, покатив нас по просторам Германии. Родственники с любопытством и восхищением поглядывали из окон на проплывающие навстречу зелёные и ухоженные города, обменивались радужными впечатлениями.

Через час мы подъехали к промежуточной станции и вышли из вагона для пересадки на другой поезд. Вдруг племянница Олеся обнаружила отсутствие своего мужа Миколы.
- Ой, он, наверное, ещё из туалета не вернулся, - встревожилась молодая женщина.
- Ну так беги за ним, - кто-то ей посоветовал.

Прозвучал сигнал к отправлению поезда, Олеся вскочила на подножку вагона и закричала срывающимся голосом:
- Миколка, выходи!

Увидев женщину на подножке, дежурный по поезду обратился к ней по-немецки:
- Сойдите с поезда и не мешайте движению!
- Наш чоловик остался в сортире! – попыталась прояснить ситуацию на украинском языке другая родственница.

Из кабины показался машинист. Он с удивлением смотрел на группу иностранцев, которые жестами и на чужом языке пытались что-то объяснить. Мой муж рассказал немцам о нашей проблеме, и они не отправляли состав до тех пор, пока супруг Олеси не вышел из вагона.

- Когда поезд остановился, я был в туалете и решил дождаться, когда он поедет, - объяснил растерянный мужчина. - У нас же в Украине нельзя пользоваться туалетом на остановках. Думал, что и здесь так.
- На Украине или в России всё закончилось бы по-другому, пришлось бы тебе, Микола, путешествовать дальше в одиночестве, - заметил мой муж.

Этот случай не послужил уроком для Миколы. Однажды при возвращении с Украины в Германию автобус, на котором он ехал, остановился на польской границе. Рассчитывая на долгую стоянку, парень неторопливо направился в туалет. После возвращения пришлось бедолаге догонять автобус на попутной машине. Заплатив немалые деньги и проехав почти всю Польшу, парень достиг цели, пересел в свой автобус и благополучно добрался до любимой жинки Олеси.

 

13. КРУГЛОСУТОЧНАЯ ЗАПРАВКА

Много новой родни появилось у нас при переезде в Германию. Все наперебой приглашали в гости. Особенно уговаривал Павел, двоюродный брат мужа. Как откажешь бывшему другу детства и юности?

Долго мы добирались до небольшого городка на севере страны. На вокзале нас встретил высокий, седоволосый мужчина с красноватым припухшим носом. Братья обнялись, долго с изумлением разглядывали друг друга. И неудивительно – не виделись более тридцати лет. Муж воздержался от комментариев, стоял, растерянно улыбался. Павлу было не до сантиментов. Похлопывая родственника по плечу, он с искренним сожалением в голосе приговаривал:

- Как же ты состарился, брательник! Сам на себя не похож.

- Что поделаешь, старина! Годы не делают нас моложе.

Павел с женой Лилией жили в просторной двухкомнатной квартире.

- Мы здесь как на курорте: не работаем, а деньги на содержание получаем. Не то, что было в деревне в Сибири. На пенсии там не проживёшь и нужно вкалывать от зари до зари, - рассуждал Павел.

- Мы тоже не жалуемся, но иной раз такая тоска возьмёт по России, хоть волком вой, - заметил мой муж.

- А вы съездите туда на недельку – сразу ностальгия исчезнет, - усмехнулся брат.

- Вот мы и планируем поездку на следующее лето, - вставила и я словечко.

- Ну, хватит гостей баснями кормить, - обратилась жена к Павлу. – Пожалуйте к столу, гости дорогие!

Стол ломился от угощений: тут были сибирские пельмени, холодец, всевозможные салаты. Водка разных наименований красовалась в центре стола.

Выпив по паре рюмок и хорошенько закусив, родственники приступили к обстоятельным разговорам. Вспоминали многочисленных друзей и знакомых, расселившихся по всей Германии. Паузы заполнялись тостами с пожеланиями здоровья и хорошей жизни.

- Ну, ты, браток, не сачкуй – пей до дна, - обращался гостеприимный хозяин.

- И ты присоединяйся, - настойчиво предлагалось мне.

- Нет-нет. Мне уже достаточно.

- Ну, ещё по одной, - уговаривал Павел. - Даже моя Лиля с тобой выпьет.

 

Раскрасневшаяся хозяйка с воодушевлением поддерживала призыв супруга и с радостью разливала водочку. Раздавался очередной тост и звон наполненных до краёв стаканов.

Через пару часов начали прибывать друзья и родственники. Расспросы, разговоры, воспоминания. К позднему вечеру мы с мужем еле держались на ногах от горячительных напитков и усталости.

Попрощавшись с друзьями, мы отправились спать в соседнюю комнату. Гости тоже начали покидать радушный дом. Взбунтовался лишь Яша-племянник. Посмотрев на стол и увидев на нём ещё нераспечатанную бутылку «пшеничной», он воскликнул с тоской в голосе:

- Как я уйду? Когда мой дядя приехал!

Друг юности Миша тоже отказался уходить, хозяева не возражали. У них как будто открылось второе дыхание, и они с энтузиазмом продолжили застолье. Опрокинув ещё по паре рюмок, решили поиграть в картишки. Шутки и весёлый смех доносились из их комнаты. Вскоре кому-то пришла мысль – освежиться на улице. С залихватскими песнями покинула дружная компания квартиру.

- Наконец-то мы сможем уснуть, - обрадовалась я.

Но не тут-то было. Русские народные песни раздались на всю округу.

- Ну и погостили, - огорчился муж. – Как был Паша любителем выпить в молодости, таким и остался. Я надеялся, что к старости он изменится. Видно, зря надеялся.

- Мы хоть одну ночь так страдаем, а каково местным бюргерам слушать регулярно такие концерты? Ещё наши обижаются и говорят, что немцы русаков не любят. Как можно таких весельчаков полюбить? – рассудила я.

На следующий день мы поднялись рано утром с твёрдым намерением как можно скорее уехать домой. Нашему удивлению не было предела – за кухонным столом уже похмелялись Паша с супругой. Лица хозяев расплылись в улыбках.

- Вы как раз вовремя, - обрадовался Паша. – Присоединяйтесь, тут ещё немного осталось, но вам хватит. Позже я ещё принесу бутылку – тут недалеко автозаправочная.

- При чём тут заправочная? – удивился муж.

- Вы разве не в курсе? Там магазин есть, где можно круглосуточно заправиться водочкой. Очень удобное место для жилья мы выбрали, – подчеркнул родственник.

Мы наотрез отказались от лестного предложения, и, выпив горячего чаю, стали собираться в обратный путь.

- Оставайтесь – нам с вами было так хорошо! –  опечалились друзья.
Выполнить их просьбу мы не отважились.

 

14. ПОЕЗД В НИКУДА

При возвращении домой мы с мужем должны были сделать пересадку в городе Дюссельдорфе. Как только мы прибыли на вокзал и оказались  на платформе, то увидели поезд, следующий в наш город. Мы торопливо заскочили в полупустой вагон, расположились в удобных креслах и, поглядывая из окон на перрон, радовались удаче. Как только мы оставили пригород Дюссельдорфа позади, я заметила, что едем мы в незнакомом направлении. «Возможно, это другая дорога», - пыталась я себя успокоить. Пейзаж был непривычный: вместо многоэтажек и промышленных предприятий - лесные массивы и зелёные лужайки. Названия промежуточных остановок тоже были незнакомыми. Чтобы муж не волновался, я решила промолчать о своей догадке. Прошло полчаса, но окрестностей нашего города всё ещё не было. «Может быть, спросить у пассажиров?» - решила я. К моему удивлению, в вагоне кроме меня с мужем никого не было, а поезд плавно катил, изредка останавливаясь на безлюдных крошечных станциях. Сердце моё тоскливо заныло, неожиданно зародилось чувство, что мы попали в другое измерение. Со страхом я поглядовала по сторонам, мистические мысли лезли в голову:

 «Что, если мы никогда не вернёмся назад и по чьей-то злой воле въедем в какое-нибудь зазеркалье? А может быть, мы неожиданно попали в аварию и нас переправляют на тот свет? Как мы тогда предстанем в так называемом судилище? Как объясним свои ошибки в прожитой жизни, и чем нас за них наградят? Как же наши близкие и друзья? Неужели мы их никогда больше не увидим?»

Горький комок подступил к горлу, но я старалась сохранять спокойствие и с нарочито безразличным видом повернулась к окну.

Через полтора часа в вагоне появилась молодая черноволосая женщина. Муж, видимо, заподозрив неладное, спросил у неё, сколько времени осталось ехать до Кёльна. Таинственно улыбнувшись, незнакомка ответила: «Ещё очень долго», - и на ближайшей остановке покинула поезд.

- Слышь, Люда, а не кажется тебе, что мы находимся в другом измерении? – неожиданно спросил муж.

- Как раз об этом и размышляю, - удивилась я созвучию наших мыслей. 

- В конце концов, это странное путешествие закончится, - подметил муж.– Главное, что мы вместе.

Это нас ободрило, мы продолжали катиться в никуда, с грустью и нежностью посматривая друг на друга.

Через три часа поезд остановился в Кёльне, мы обрадовались возвращению в реальный мир.

 

15. В КАКОМ НАРОДЕ ЖИВЁШЬ...

Если человек переезжает в другую страну, он не должен растворяться в чужой культуре. Как смешно и нелепо выглядят наши бывшие соотечественники, стремящиеся выдать себя за коренных немцев. Некоторые из них стараются говорить между собой на исковерканном немецком языке, другие в разговоре используют набор из русско-немецких слов.

Прежний образ жизни и мышление в одночасье не изменишь. В поведении проявляются как хорошие, так и плохие стороны нашего менталитета. Приятно встретить на чужбине родные открытые лица. Иногда радуешься, что коренные немцы не знают русского языка и не понимают смысла ругательных слов, слетающих с уст «новоиспеченных» немцев.

В любом случае необходимо уважать культуру и традиции новой страны, выучить язык, хотя бы на бытовом уровне. Как говорит народная мудрость, «В каком народе живёшь, того и обычая держись».

Меня удивляет нежелание представителей русской диаспоры в Прибалтике знать язык страны своего проживания.

В Германии беженцы и переселенцы садятся за парту и учат немецкий язык. Они стремятся к этому, иначе все дороги для них закрыты. Даже на работы, связанные с уборкой помещений, складированием грузов без знания языка не примут. Опыт показывает, что работодатели правы. Попробуй на пальцах объясни человеку, что от него требуется! Поэтому в стране организованы многочисленные языковые курсы: платные и бесплатные.

В системе обучения на бесплатных курсах имеются свои особенности. В начале кандидатов отбирают на курсы в зависимости от уровня  их образования. На высшие курсы направляют переселенцев с высшим образованием, даже если они никогда не учили и не знали немецкий язык.

Иностранцы, имеющие среднее образование, всегда учатся на низших курсах. Кстати, на этих курсах учиться легче, так как обучение начинается с азов.
Меня, персону с высшим образованием, записали в Академические курсы, хотя в далёком прошлом я изучала английский язык в качестве иностранного. Преподаватели, зачастую не имеющие специального педагогического образования, проводили занятия стихийно, без определённой программы. Принцип обучения «от простого к сложному», который широко использовался в советской школе, здесь неприемлем. На второй день занятий нам предложили написать диктант. Какой шедевр я тогда изобразила! Каждое слово с несколькими ошибками. Занятия проводились по 8 часов в день. К концу дня в голове образовывалась каша из существительных, прилагательных и глаголов. Это жуткое испытание я выдержала в течение одного месяца, вместо положенных шести, и попросилась на низшие курсы, о чём впоследствие не пожалела.

Если бы еще функционировала «обратная связь между учителем и учеником». Зачастую многие преподаватели не знают русского языка, а тем, кто знает язык, запрещено говорить по-русски. Получается абсурд. Те правила, которые на родном языке можно было объяснить за пять минут, нам растолковывали за тридцать.

Несмотря на многочасовые занятия, немногие из нас после окончания курсов заговорили по-немецки. Весь упор делался на усвоение грамматики. После пяти месяцев обучения предусмотрена месячная языковая практика. В действительности - это бесплатная, часто физическая работа на складах, в магазинах, где разговаривать не приходится. Как говорится: «Бери больше – кидай дальше».

Желающие хорошо освоить язык продолжают его изучение на платных курсах. Остальные, которых большинство, научившись связать пару-тройку слов, спешат найти любую работу. Им не терпится на зависть другим и на радость себе приобрести машину, построить дом.

Занимаясь тяжелым физическим трудом, они не задумываются, насколько им хватит здоровья. Для другой деятельности необходимо иметь хорошее знание языка и профессию, полученную в этой стране.

Может быть, это кого-то устраивает. Есть, кому выполнять тяжелую и не престижную работу.

 

16. ГДЕ СВЕТЛЫЙ БЕРЕГ?


     

Когда меня спрашивают, где лучше живётся - в России или в Германии, - не могу ответить однозначно, хотя в Германии проживаю более десяти лет. Для души, безусловно, лучше на Родине. Но у нас Россию отняли и обезобразили новоиспеченные олигархи, планомерно выжимая из неё природные ресурсы и превращая когда-то могучую державу в отсталую провинцию. Деятельность предприятий никто не контролирует: что хочешь, выбрасывай в воздух и в землю, лишь прибыль давай. Где уж новым хозяевам следить за порядком. Многочисленные свалки вокруг городов. Где чистая экология? Где чистые продукты? Всё привозное с Запада. Уровень жизни по-прежнему низкий, но криминал процветает. Простой народ выживает, кто как может. Пенсионеры вынуждены работать, пока ноги носят – на пенсии не проживёшь. Миллионы граждан России ищут прибежище в других странах. Это - классные специалисты и учёные, российские немцы, евреи и молодые красивые женщины, то есть, те россияне, которые имеют возможность эмигрировать. Остальным, которых большинство, приходится терпеть и надеяться на чудо.


«Во время смуты восьмидесятых и девяностых годов из России увезли богатств на триллионы долларов, несметные запасы золота, урана и цветных металлов, секреты и технологии, гениальных ученых и открывателей. Россию вновь ободрали как липку, оставив ей ржавые заводы, полузатонувшие корабли, больной деморализованный народ, сыновья которого бессмысленно скитаются по миру, а дочери наполняют развратные притоны Европы и Азии», - так охарактеризовал современную Россию писатель Александр Проханов  в газете «Завтра».


В Германии свалок нет. Повсюду - зелень, ухоженные дворы, отличные дороги. Водители вежливо уступают пешеходам не только на «зебре». Велосипедные дорожки - вдоль всех городов. Взаимная вежливость. Но самое большое достижение в Германии - социальная защита каждого человека. Никто в этой стране не умирает с голоду и не остаётся без крыши над головой. Если не на что жить, государство о тебе побеспокоится: выделит пособие, оплатит жильё. Как говорится, «не до жиру», но жить по-человечески можно. Даже те люди, которые по собственной инициативе превратились в бездомных бродяг, имеют возможность вернуться к нормальной жизни. Для них существуют специальные дома, где они могут проживать, питаться, получить помощь врача, юриста, священника. Каждую неделю им выдают небольшие деньги на карманные расходы. Существуют многочисленные общественные и церковные организации, которые помогают решать разнообразные проблемы женщинам с детьми, старикам, инвалидам, молодёжи. Даже животные здесь окружены теплом и заботой. Никогда здесь я не встречала бродячих кошек и собак. Во всех районах для них организованы приюты. С первого взгляда – тишь и благодать. Но если внимательней присмотреться к реалиям жизни, то и здесь не без проблем. В тех районах, где проживают в основном иностранцы, порядок и чистоту приходится поддерживать с большими усилиями специальных служб. Иногда они просто не успевают убирать мусор за нерадивыми жителями гостеприимной страны. Не всё благополучно с качеством продуктов питания. Овощи и фрукты буквально набиты вредными, вызывающими гормональные расстройства и провоцирующими рак веществами. По поручению Greenpeace соответствующее исследование провели и обнародовали химики фрайбургского Института токсикологии под руководством профессора Вольфганга Ройтера (Wolfgang Reuter).


C работой в этой прогрессивной державе тоже не всё в порядке. Какой-то парадокс. При большом проценте безработных, около 11% работоспособного населения, многие рабочие места не заняты. Все эти места связаны с тяжёлой, неквалифицированной и малооплачиваемой работой. Налоги с зарплаты достигают 47% - самые высокие в Европейском Союзе. Многие специалисты и целые фирмы предпочитают заниматься профессиональной деятельностью за рубежом. Хорошо чувствуют себя только государственные чиновники. Имея высокую зарплату, они освобождены от налогов. Чиновники высшего ранга дополнительно получают кругленькую сумму на диетпитание, которая значительно выше зарплаты квалифицированного рабочего. Простым людям выгоднее сидеть на пособии. Если они работают, то после вычетов всех видов налогов и квартплаты, им остаётся почти тот же прожиточный минимум.


В настоящее время руководство страны придумало новшество для безработных - работу за один евро в час. Эта работа заключается в том, что получатель пособия оформляется на работу на один год. Работая полную смену, человек получает на двести евро больше, чем пособие. В основном это неквалифицированная работа, которая не входит в рабочий стаж. В случае отказа от работы безработный лишается пособия. Если повезёт и человек найдёт подходящую для себя работу, то ему надо постоянно доказывать, что он на своём месте. Оформляют временно, в лучшем случае - на год. Работник обязан почти каждый день перерабатывать один-два часа после рабочей смены. В случае болезни его увольняют без предупреждения. Так под страхом увольнения люди работают годами. Особенно трудно здесь утвердиться иностранцам. Чтобы работать в Германии по специальности, надо пройти практику по своей специальности и подтвердить диплом. Никакой зарплаты во время практики не получаешь, хотя работаешь на полную катушку. Но социальное пособие выплачивают.

 

Наслышавшись о большой перспективе найти работу медсестры, я устроилась на практику в больницу, которая находилось под опекой католической церкви. Должности старших сестёр здесь занимали монахини. Пожилые девы, в длинных черных одеяниях, зорко следили за работой среднего медицинского персонала. Работа медсестры в России и Германии имеет много отличий. В России медсестра в основном проводит лечебные манипуляции, предписанные лечащим врачом. Уход за больными осуществляют санитарки. В стационарах Германии всё обстоит по-другому. Медсестры наряду с лечебными процедурами обязаны перестилать постели, мыть и кормить больных. График работы очень напряжённый: нелегко отработать одиннадцать смен подряд и иметь лишь два выходных. Утренняя смена начинается в шесть утра, а через полчаса после планёрки медсёстры заходят в палаты, тормошат сонных больных, приводят их в порядок, по ходу делают инъекции. Как-то я спросила коллег, почему они так рано беспокоят больных. В ответ я услышала: «Больные должны быть готовы к девяти часам, то есть к приходу врачей».


За два месяца я хорошо освоила мастерство по перестиланию кроватей, мытью больных и заодно тумбочек и шкафов. Только медицинские манипуляции мне, фельдшеру с многолетним стажем работы, не разрешали делать, ссылаясь на слабые знания немецкого языка. Зато многое позволялось двадцатилетним ребятам, не имевшим никакого медицинского образования, но проходившим альтернативную военную службу в больнице в качестве санитаров. Как-то я проявила инициативу и набрала в шприцы лекарства, чтобы помочь медсестре. Все шприцы тут же полетели в мусорную корзину. Но я была первым кандидатом для подмывания беспомощных больных.


Однажды я обратилась к старшей сестре, монахине Криспине, с просьбой освободить меня от утренней смены в воскресенье, так как автобус в этот день начинает курсировать позже, а преодолеть на велосипеде двадцатикилометровый путь непросто. Набожная женщина, зная, что мне уже под пятьдесят лет и живу я на социальном пособии, цинично ответила:
- Тяжело на велосипеде - поезжай на такси.

Я не смогла воспользоваться советом добродетельной Криспины и ушла из больницы.


Позже я узнала, что большинство практикантов-медиков, выходцев из России, вместо шести месяцев работают в больницах больше года. Главный аргумент администрации – слабое знание языка. На самом деле им выгодна дармовая работа. В тех больницах, где попадался благожелательный коллектив, всё шло по другому сценарию: и профессия подтверждалась в установленный срок, и язык улучшался.

 

Как-то я попыталась поработать на складе. Работа не была тяжёлой: собирай нужные товары с полок да складывай в тележку. Но восемь часов на ногах с тридцатиминутным перерывом – не каждому под силу. Только в столовой можно было присесть и расслабиться. Это был огромный зал примерно на пятьсот человек. Сигаретный дым коромыслом поднимался от столиков, за которыми обедали и одновременно курили работники склада. Поначалу я даже растерялась и спросила:
- Где же сидят некурящие?
- В дальнем углу за ширмой, - услышала я.
Высота этой ширмы едва достигала полутора метров.

 

Вообще для трудовой деятельности в Германии требуется крепкое здоровье не только мужчинам, но и женщинам. Работая в столовой, магазине, больнице, надо быть готовой поднимать тяжёлые грузы. Понятие охраны труда, похоже, здесь не существует.


Не раз я пыталась поработать, но с больным позвоночником долго не выдерживала тяжёлой нагрузки, приходилось обращаться к врачу за справкой. Хирург после серии рентгеновских снимков подтвердил мой диагноз, выдал мне соответствующую справку, в которой указал, что я могу поднимать грузы не более пятнадцати килограммов!


В больничной кассе я спросила у чиновника, какие существуют нормативы на подъём и переноску грузов женщинами в Германии. Тот недоумённо пожал плечами и не смог ответить на мой вопрос. Невольно вспоминаешь старые советские времена, когда такие нормативы существовали и даже функционировали отделы по охране труда работников.


Медицина в Германии тоже не всегда радует. Больничные стационары напоминают проходной двор. Посетители заходят в палаты к больным в верхней одежде и в любое время. Особенно удивляешься, когда пускают посетителей к женщинам после родов, где находятся новорожденные дети. Если по соседству в палате лежит пациентка восточной национальности, то покоя не жди. С утра до вечера движется караван её громкоголосых родственников.


Операции под общим наркозом делают не только в стационарах, но и в амбулаторных условиях. Подобную операцию на суставе большого пальца стопы мне «посчастливилось» получить. Перед операцией врач не потребовал от меня никаких анализов, даже группа крови не интересовала хирурга. Когда я очнулась после наркоза, мне вручили костыли, и поскакала я на них пятьдесят метров до такси.

Меня не предупредили о последствиях общего наркоза. На следующий день при попытке встать с кровати я потеряла сознание и упала. Хорошо, что всё обошлось без тяжёлых последствий.

 

Складывается впечатление, что больные нужны врачам как источник доходов. Доктора бывают особенно любезны, когда видят пациента в первый раз: улыбаются, дружелюбно протягивают руку для приветствия, охотно направляют на обследования и на операции. Если бы мы с мужем дали им волю, то не досчитались бы некоторых своих органов и связок.

Может быть, поэтому многие бывшие наши соотечественники, да и коренные немцы остались без собственных зубов и перешли на съемные протезы.


Так что не всё так благополучно в этой прогрессивной державе, как кажется многим из России. Где правят деньги – там простому человеку хорошо не живётся, но в Германии легче выжить.

 





<< Назад | Прочтено: 58 | Автор: Шифнер Л. |



Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы