RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

 Евгений Сапегин


РАСПЯТИЕ

Мой старший брат после окончания музучилища преподавал  в одной из музыкальных школ, во множестве открытых в различных клубах города. Очень общительный, коммуникабельный, мой брат приобрёл большое число друзей, в том числе и значительно старше него. Как-то в обеденный перерыв он пришёл вместе с коллегой. Это был высокий, моложавый породистый мужчина. Брат представил его нам с мамой:

– Мой коллега, Саатидзе Семён Виленович, пианист, грузинский князь, прошу любить и жаловать…


Князь схватил руку мамы и поцеловал, всем своим видом показывая, как рад знакомству! Он много говорил приятных слов, как бы невзначай вставляя французские выражения, затем картинно присел к пианино и что-то бурно наиграл. Короче, видно было, что это человек, умеющий показать себя с самой выгодной стороны. Комплименты сыпались, как из рога изобилия. Было на версту видно, что это дамский угодник, мне почему-то пришло на ум слово «жуир», хотя по малости лет я и не совсем понимал, что оно означает. Мама же нашла более простое определение – бабник

 

Их было три друга. Почти как в песне поётся – «…фортепьяно, гитара и бас». Все трое прекрасные музыканты, настоящие профессионалы, и все – разных национальностей. И все со своими «побочными» увлечениями. Ну, у Махтума, контрабасиста, было очень сильное увлечение спиртными напитками, поэтому сейчас он нам совсем не интересен, и больше о нём писать ничего не будем. Гитарист, Параджанян Михаил Владимирович, был страстным охотником и фотографом. Но герой нашего рассказа, Саатидзе, имел страсть совершенно непреодолимую, страсть, сжигающую его грешную душу и тело дотла – женщины! Ох, уж эти женщины! Причём ему было совершенно безразлично, кто перед ним – красавица или дурнушка, главное, чтобы это была особа женского пола! И он терял разум (на короткое время). Очень быстро  остывал к предмету страсти, и вот уже он пылает от увлечения другой юбкой! И так без остановки. В городе сильно увеличилось поголовье рогатых мужчин. Не понимаю, почему Семён до сих пор ещё жив, почему его ещё не забодали обиженные мужья? Что им мешает собраться и наказать пылкого любовника? Ну да… мужья всегда всё узнают последними, если вообще узнают. Хотя  однажды…


Параджанян несколько лет молчал, а когда Саатидзе перебрался жить в другой город, Михаил Владимирович, наконец,  рассказал такую историю:

« …Приходит как-то ко мне Семён в сильном возбуждении: – Встретил на базаре двух та-аких баб! Красавицы неописуемые! – чмок, поцеловал свою щепоть, – особенно одна – брюнетка, высокая! Я их обаял, назавтра они пригласили нас в гости! Будь готов, завтра вечером мы с тобой гуляем. Имей в виду – брюнетка моя! Надо прикупить коньяку, вкусняшек всяких, икры – мы же с тобой мужики! И какие мужики! А для таких красавиц ничего не жалко! 

Короче, мы следующий день провели в поисках деликатесов, купили самые дорогие напитки, вечером приоделись и отправились, так сказать, на рандеву. Адрес у них какой-то замысловатый, поэтому назначили встречу у Русского базара. С сумками и пакетами мы ехали в автобусе, и тут что-то мне стало как-то не по себе. Что-то я струхнул… Возле «Кругозора» я сунул пакеты Семёну и выскочил из автобуса.
– Куда! Ты с ума сошёл?! – заорал Саатидзе. 

Ну, не знаю, «очконулся» я, короче…


… Семён Виленович явился перед красавицами в моднейшем пальто и шляпе, с полными руками пакетов, расточая потоки галантного красноречия. Так, в разговорах и шутках они привели его к дому – домик оказался времянкой, ничем не выделяющейся среди беспорядочного коллектива подобных строений. Внутри всё было очень миленько – уютная комната оказалась неожиданно просторной с большим, красиво сервированным столом. Сели, разложили по тарелкам закуски, налили коньяку. Семён произнёс витиеватый тост за красивых женщин и вдруг услышал позади аплодисменты. Он так резко повернулся, что коньяк из рюмки выплеснулся ему на брюки.  На пороге второй комнаты стояли двое – один аплодировал и хвалил тост, второй стоял с пистолетом в руке и улыбался. Брюнетка сказала:

– Знакомьтесь: это мой муж, майор милиции Вадим, а второй – муж моей подруги, Олег, капитан. Они приехали из Москвы для оказания помощи местной милиции. А также сегодня они немножко поучат вас, как нужно вести себя с замужними дамами. Рассаживайтесь, угощайтесь!  – Вадим забрал рюмку у Семёна, поставил перед ним стакан и наполнил его из бутылки, которую принёс с собой.

– Это – касторка. Три звёздочки. Только для тебя! А мы выпьем коньяку за такой великолепный тост! Красиво говоришь!


Саатидзе пытался протестовать, надеясь, что это просто шутка, но Вадим передёрнул затвор пистолета и мрачно произнёс:

– Делай, что сказано, мразь! Скажи спасибо, что мы тебя не застрелили… но время ещё есть…


Все выпили, хорошо закусили и, не обращая на Семёна ни малейшего внимания, стали разговаривать и смеяться. В общем, вели себя, будто никого из посторонних за столом не было.


Налили по второй, по третьей, не забывая наполнять и стакан Саатидзе.

– Пей, дружок, и закусывай, неплохой закусон ты принёс, молодец!


После четвёртого стакана Вадим сказал:

– Ну, а теперь тебе пора домой, одевайся! – притащил из прихожей старую швабру, отломал палку-ручку и с помощью Олега просунул её через рукава Семёну. Завязав у запястий рукава обрывками верёвки, вывели незадачливого любовника на улицу, нахлобучили на голову шляпу и дали пинка!


Зимой рано темнеет, а в тёмное время (9 – 10 часов) уже очень мало людей на улице. Понятно, что когда навстречу появляется этакая фигура – похожая на крест, – прохожие стараются кто куда разбегаться. А у Семёна проблема! Касторка-то начала действовать! А он сам и не в состоянии ни расстегнуться, ни раздеться. Что же делать, ведь мочи нет уже терпеть! Навстречу идёт пьяный мужик – «Эй, помоги!» Тот враз протрезвел и как дунет в ближайший двор!


… Мы с Махтумом сидели после ужина за шахматами. Я, зевая, раздумывал, проводить гостя и почитать или сразу пойти спать. Вдруг – стук в окно. Ба, кто бы это был? Посмотрел на часы: вроде время для гостей поздноватое. Выглянул в окно – физиономия Семёна, мятая шляпа набрекень:

– Выйди!


Мы вышли, и я чуть не упал от хохота: передо мной – распятие! Семён, но в каком виде! Хохочу, Махтум не отстаёт – так и гогочем на два голоса, не можем остановиться!

– Что вы ржёте, придурки! Я обосрался...


А мы – хохочем, поддерживая друг друга, чтобы не упасть. Ну, картинка настолько необычная, что и представить себе невозможно: увидеть этого импозантного «князя» в таком виде – смех нас просто парализовал!

– Хватит кривляться! Давайте, быстрее развязывайте руки, у меня и так полные штаны, так я прямо сейчас ещё добавлю! Шевелитесь!


Не буду описывать дальнейшие события, но ни я, ни Махтум ни словом не обмолвились об этом со знакомыми. Правда, Саатидзе очень скоро после этих событий уехал в другой город. И только после этого «печать» с наших уст упала…»


Интересно… в том – другом – городе… увеличилось ли поголовье рогатых мужей?.. Или урок пошёл впрок?

  Ашхабад.   Декабрь  2016.

 





<< Назад | Прочтено: 204 | Автор: Сапегин Е. |



Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы