RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

 Нелли Эпельман-Стеркис 

Знакомство по телефону


"У меня зазвонил телефон", — такого, к сожалению, произнести я не могла, так как в Харькове у меня его отродясь не было. Дом, где мы обитали был двухэтажный и состоял из четырёх квартир: две на первом этаже и две на втором. Он был построен ещё до революции, где-то в начале двадцатого столетия местным мещанином и принадлежал одной семье. Никаких удобств не было: топили печку, носили воду из колонки и в уборную надо было бегать во двор ...

 

Все домочадцы жили как бы одной большой семьей. Во всех квартирах, кроме нашей, раздавались телефонные звонки. Телефоны были поставлены только участникам или инвалидам войны. В нашей семье только мама родилась до войны, а я и дочь после, посему такая роскошь как телефон нам не полагалась. К счастью, соседи были добры и всегда звали, если нам звонили. Вот и в этот раз, услыхав, что тетя Роза постучала по трубе, я поднялась по лестнице на второй этаж и схватила трубку. Мужской голос звучал незнакомо:

— Кто Вам дал этот номер? — поинтересовалась я.

На другом конце мой вопрос был проигнорирован:

— Как ты выглядишь? В чем одета? Что сейчас делаешь?


Манера и липкая интонация звучали противно. Ни у меня, ни у моих знакомых таких сроду не водилось. Наш диалог раздражал меня всё больше и больше.

— В последний раз спрашиваю: кто Вам дал этот номер?


Ответа не последовало, и я швырнула трубку. Настроение было испоганено. Мелькнула спасительная мыслишка: а может кто-то разыгрывает? Помните эту шутку? У Ниагарского водопада живёт какое-то неизвестное науке племя. Рождаются нормальные дети, а через некоторое время у них вырастают большие шишки на лбу и появляются оттопыренные уши. Учёные послали представителей узнать, в чём тут дело. И что же они выяснили? Каждое утро люди просыпаются, слышат шум водопада, хватаются за уши и кричат: "Да, что это там шумит такое?" Потом бьют себя кулаком по лбу и восклицают: "Ба, да это ж Ниагарский водопад!"


Захотелось стукнуть себя кулаком по лбу и заорать: "Ба, да знаю, кто звонил!" Несколько месяцев назад на Колодезной улице меня душили и ограбили. Среди отобранного была югославская кожаная сумочка, а в ней лежала записная книжечка, подписанная моим именем и с тети Розиным и дяди Изиным телефоном. Зачем сделала? А чёрт его знает... Конечно, это мог быть только преступник или кто-то из его подельников! Еле заснула, а с утра позвонила следователю, Александру Ивановичу.


Он возмутился: "Твое ограбление – это висяк! Такую возможность схватить грабителя прозявила. Извини, но ты — дура. Надо было сразу соглашаться на свидание, и мы бы его схватили. Если он ещё звякнет, ты договаривайся, не бойся. Сразу сообщи мне, мы будем вас пасти".

Расстроившись, я возразила: "Вряд ли!" Оборвала разговор и трубку бросила.


Придя с работы, поведала всё дяде Изе и тете Розе и попросила, чтобы позвали в любое время. Как назло в этот день они куда-то умотали и вернулись поздно. Целый вечер незнакомец звонил непрерывно, пока соседи не вернулись. После 11 вечера раздался стук по трубе. Опять в телефоне тот же противный голос: "Значит, завтра мы встречаемся в 6 вечера, возле кинотеатра "Зiрка". На мне будет голубой костюм и галстук с бриллиантовой заколкой. В руке — газета, свернутая трубочкой, а под мышкой — свёрток".


Следователь выдал инструкции: «Вас будут сопровождать четверо вооружённых в штатском. Два впереди и два сзади. Они будут следовать за вами везде и действовать по обстоятельствам. Дай им знать: преступник или нет.»

 

Надев оранжевый плащ и простившись с мамой и дочерью, которые были в курсе, двинула на свидание пешком знакомым маршрутом: по Черепановых, Москалевке, Мариинской. Перешла мостик-кладки и подошла к "Зiрке". Чем ближе приближалась к кинотеатру, тем сильнее нарастало напряжение. Ещё издали убедилась, что "наружка" на месте. Затем мой взгляд остановился на незнакомце. Про таких говорили: "чертоватый". В голубом костюме, в галстуке с бриллиантовой заколкой. Преступник? Очень похож. Капитан в штатском вопросительно взглянул: "Он?" Я неопределённо вздохнула. Возможный грабитель и вообразить себе не мог, что происходит вокруг нас.

— Коля, — представился он.

Надо было как-то поддерживать беседу:

— Чем Вы занимаетесь?

— Я — спортсмен, чемпион Украины по боксу.


Час от часу не легче.

— А кто всё же дал вам мой телефон?

— Какое это имеет значение? Может, сходим в ресторан, поужинаем?

— "Соглашайся", — дали мне знак.

 

Мы ещё немного покружили по городу мимо диетического магазина, исторического музея и спустились по Университетской к ресторану "Старе мiсто". Зайдя вовнутрь, сели за столик. Моя охрана шла по стопам.

— Шампанское будешь? — предложил Коля и пошёл заказывать к бару, оставив пакет, завёрнутый в газету, на сиденье.


Один из телохранителей пригласил меня на танец.

— Твоя миссия закончена. Можешь уходить.


Я увидала, как двое в штатском взяли Колю под руки и куда-то повели.

Обессилев от напряжения, побрела домой. Мама была счастлива, увидев меня живой и невредимой. Но не успела я ещё плащ снять, как в дверь позвонили. На пороге стоял мент:

— Мы за тобой на машине. Едем обыскивать квартиру твоего кавалера.


Мой знакомый жил далеко от меня, в пятиэтажной хрущобе, в так называемом районе "Новые дома". Холостяцкая обитель выглядела не совсем обычной. Все уголки, все полочки и свободные места были заняты спортивными кубками. Мы не обнаружили никаких книг, кроме порнографических и таких же фотоснимков. Вдруг наткнулись на рубашку в крови, и уже было обрадовались этой находке. Но оказалось, что пятна крови от мяса, которым был забит весь холодильник. Обыск не прояснил ситуации.

— Приезжай завтра в 9 утра в милицию. Будем продолжать расследование.


На следующий день, в субботу утром я была уже там. Мои милиционеры оказались обескураженными:

— Твой хахаль оказался крепким орешком. Мы его допрашивали несколько часов. Хотели выяснить, откуда у него твой телефон, но он не раскололся. Вот почитай, что он накалякал:


         Объяснительная записка

 Я, Николай Фёдорович Талызин,

1953 года рождения, член КПСС, рабочий мясокомбината.

В пятницу я ушёл с работы в пять вечера, захватив мясо,

чтобы приготовить себе ужин. Никакого телефона мне никто

не давал, и я никому не звонил. Никакую женщину не знаю

и ни с кем не встречался. Ничего преступного, за

исключением взятого мяса, не совершал.

 

— Ну как?

— Фигня какая-то! Почему отказывается от знакомства со мной? Вся милиция Октябрьского района знает о нашем свидании!

— Сраный коммуняка. "Заколка с бриллиантом!" Стекляшка. Он к спорту никакого отношения не имеет. Все кубки купленные или украденные. Он же на мясокомбинате работает. Эх, жаль, вырезка пропадает. Ну ладно. Запиши имена всех людей, которые знают твой телефон.

— У меня нет ни единого знакомого, который бы работал на мясокомбинате.


Вдруг в комнату ворвался следователь Александр Иванович:

— Этот говнюк признался, кто дал ему твой телефон. Какая-то Наташа с "Новых домов". Известна тебе такая?


Первая реакция: «Понятия не имею.»

Затем щелчок:

— Наташа Михайлова. Мы работаем вместе.

— Вызывай немедленно! Пусть приезжает на очную ставку.

 

Наташа встретилась с Колей на какой-то вечеринке. Он представился известным спортсменом и подбивал к ней клинья. Но она была не одна и, не ответив на его ухаживания, дала мой телефон, добавив: "Правда, видишь ли, она еврейка."

Он возмутился:

— Так не пойдёт. Жидовке звонить не собираюсь.

 Наташа поэтому ничего не сообщила мне, а Коля затрезвонил в тот же вечер.

 

На очной ставке нас было пятеро: я, Наташа, Коля и два следователя. Один из них печатал на машинке. Александр Иванович достал моё дело и зачитал свидетельские показания:

— Волосы русые, рост около метра восьмидесяти, возраст между тридцатью и сорока годами, худощавый.


Перед нами сидел человек, полностью соответствующий этому описанию. Как хотелось следователю, чтобы я ответила положительно и дело было бы закрыто. Одно моё "да" отправило бы его за решётку. Он сидел жалкий, со слезами на глазах и его всего трясло.

 

— Это не он, — выдохнула я.

— Вы уверены?  

— К сожалению, да.

— Нелли Львовна, умоляю Вас, простите меня! — униженно лепетал фраер.

— Ах ты, тварь ползучая, как ты смел звонить и так нагло разговаривать с незнакомой женщиной! — прорвало меня.

— Извините меня, клянусь, что никогда и никому звонить не буду!

 

Аудиенция закончилась. Мне было неловко, что вся милиция крутилась вокруг меня целых два дня понапрасну.

Коля, Наташа и я покинули учреждение около трёх часов дня. Хотелось есть, и мы зашли в какую-то забегаловку. На прощанье приказала: "Коля, не вздумай мне когда-нибудь позвонить!"

 

Прошло несколько лет. Грабителя так никогда и не нашли. Мне всегда было страшно возвращаться вечером домой, поэтому старалась поймать такси или частника. Вот и в этот раз такси схватить не удалось, а частник остановился:

— Садитесь, Нелли Львовна, — услышала знакомый голос капитана милиции. — Я Вас лучше домой отвезу, а то Вы нам всегда много работы доставляете.

 

Думаю, что и Коля запомнил навсегда, что с еврейками лучше не связываться, потому что от них ничего хорошего, а одни только неприятности.

26 января 2016 г

 





<< Назад | Прочтено: 38 | Автор: Эпельман-Стеркис Н. |



Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы