RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

Ефим Кнафельман


АДМИРАЛ ЮРИЙ ФЕДЮНЬКИН –

сын Рыцаря и Генерала

 

В книге Ильи Эренбурга «Время, годы, жизнь...» наткнулся на описание встречи с командующим армией, защищавшей Ленинград – генералом Иваном Федюнькиным. Решил дать своему хорошему приятелю, старпому соседней подводной лодки Юре Федюнькину, почитать журнал, где была публикация. Специально не предупредил, что там упомянута его фамилия. Мою просьбу он выполнил без особого восторга. Читал, как видно, по диагонали и главную информацию даже не заметил. Эренбург сожалел, что потерял след генерала. А генеральский сын оказался невнимательным читателем. Да и писателю следовало бы знать, что след генерала затерялся на территории кладбища. В 1950 году он скончался, поведал мне Юрий, заново приступив к изучению повести.


Генерал Иван Федюнькин


Когда мы «обмывали» моё очередное и уже окончательное в моей военной карьере звание капитана 3 ранга, в бокале шампанского по традиции блестела одинокая звезда. Юра, ещё будучи капитан-лейтенантом, с сожалением отметил, что не скоро представится возможность окунуть свою звезду, на что я его успокоил, как будто смотрел в свой гороскоп, предчувствуя 17-летнее пребывание этой одинокой звезды в бокале без надежды на любовь, так и не пришедшей следующей. А Юрий своевременно, без задержек двигался в своём звёздном вальсе, меняя только размеры звезд.


Когда восставший корабль под водительством капитана 3 ранга Саблина  начал движение, ведущее к опасности, оперативный дежурный по Флоту контр-адмирал Юрий Иванович Федюнькин не задумывался в принятии решения, как и его отец в годы 2-й Мировой. Но тогда перед отцом стоял реальный враг, которого необходимо было уничтожить, ибо он это сделает с тобой не задумываясь. Перед сыном генерала стоял сын капитана 1 ранга, оба в своё время присягавшие Знамени! Ситуации неравноценные, и Юрий приказал бомбить свой корабль. Он не задумывался, что пошёл на преступление в мирное время.


На моём горизонте ещё единожды всплыл Юра, уже обладавший на золотых погонах двумя звёздами вице-адмирала. Военком вспомнил о существовании на Рижской киностудии офицера запаса и командировал меня на переподготовку, которая превратилась для меня в незапланированный отпуск со всеми вытекающими сюрпризами. В казарме я не ночевал, убывая домой в свою постель, и был освобождён за прошлые мучения от вахты. Во время строевого смотра я отказался быть запевалой, ссылаясь на утомлённость певчих узелков, о наличии которых командование и не подразумевало, как и о многих изменениях в моей уже творческой жизни. Ко мне для выяснения причины моего отказа подошёл проверяющий. Им и оказался вице-адмирал Федюнькин.


Никто не был удивлён нашему обоюдному объятию. Он буквально вытащил меня из строя и не переставал удивляться моим метаморфозам. Вспомнили уже далёкий от нас тот вечер в Лиепайском ресторане «Кайя», что с латышского – чайка, и мою приговорённую на вечное одиночество плавающую в шампанском звезду. Юра так был растроган моим откровением, что тут же, подозвав своего адъютанта, приказал подготовить приказ о представлении к очередному званию – капитан 2 ранга, что на финансовых ведомостях не отражалось. Вот так была устранена несправедливость, которая меня уже не волновала.


Да, чуть было не забыл Юре рассказать фантастический эпилог нашего «обмывания» моей звезды. Он предложил поужинать в адмиральском салоне финской плавбазы и выслушать финал того незабываемого вечера. Традиция была соблюдена. Только две звезды утонули уже в бокалах для виски. Юра был на этот раз предельно собран и не перебивал рассказчика.


У меня была «Победа», которую припарковал я в тот вечер возле Дома Офицеров. Во время банкета позволил себе два бокала шампанского, но этого было достаточным для «гаишников», чтобы меня заподозрить. Обнаружив машину, они не поленились ждать моего появления и предложить проехать на проверку в ночной пункт, где обычно оказывают первую помощь после случайных сексуальных услуг. Меня заставили пройти по прямой линии паркета, потом проверяли реакцию. Мне казалось, что я в норме, но врач определила и вынесла приговор – слабые следы опьянения. Я ещё позволил себе выразить недовольство, ссылаясь на опьянение от любви, полученной от своих друзей на банкете. Права были отобраны и отосланы по месту получения в посёлок городского типа, уже знакомый нам Пальдиски.


Взяв два дня отпуска, я прибыл в Таллинн, чтобы пересесть на электричку, которая отправлялась в Пальдиски. Когда сидел в вагоне, напротив меня дремал милиционер. От скуки я начал фантазировать, какие аргументы буду представлять в своё оправдание, не исключая и осторожное денежное вливание. Знал, что все «берут». На всякий случай поделился с милиционером своими проблемами. Он вдруг окончательно проснулся и спросил мою фамилию и одновременно достал из своей сумки до боли знакомую красную обложку: «Вот с утра ношу эти права, мне приказали привезти их в Пальдиски и сдать под расписку».


Остальное было делом техники, как любят говорить в таких случаях. На станции посетили магазин-аптеку, где по 4р 12к было куплено 2 бутылки коньяка родного молдавского разлива. На этом процесс «товар-деньги-товар» был завершён. Я поставил чётко свою подпись на реестре.


 

Уже находясь в Пальдиски, не мог не навестить братскую могилу.

До отхода поезда на Таллинн оставалось два часа, и я со своим спасителем, сорвав осенние полевые цветы, долго ждавшие  своей востребованности, пришли на кладбище. Неприглядная картина ждала меня: два якоря с увитой вокруг корабельной цепью давно не ощущали теплоты кисти и красок, надписи погибших поблекли.

Братская могила подводников "М-200"


Перед глазами открывалось одинокое могильное братство. Вдвоём возвращались в Таллинн с сознанием выполненного долга, каждый своего. Таллинн покрывался туманом.


И я после тоста за новое запоздавшее звание спросил Юру: судьба ли – наша с ним встреча на океанских и морских просторах, где есть место для расхождения, а также на земле? И, как любят по этому поводу повторять американцы уже затасканную, но лучше ещё никем не придуманную формулу на все случаи жизни, как хорошо оказаться в нужное время нужном месте!


Будущий адмирал - Юрий Федюнькин


Вспомнил, что хотел Юре напомнить, что он сын Рыцаря, ибо его отец в 1944 году получил от Британского Короля высший орден Империи за боевые заслуги. Мы готовили материал для фильма, и в Москве в «публичке» в старой подшивке «Британского Союзника» я встретил фамилию Федюнькин Иван, которого производили в «Рыцари».

А он – Юрий Федюнькин - адмирал - наследник этого звания. 





<< Назад | Прочтено: 279 | Автор: Кнафельман Е. |



Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы