RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

Ефим Кнафельман


ПАМЯТИ ОЛЬГИ


Мне посчастливилось достать билет на “хоры” в Большой Зал Ленинградской Филармонии. В программе был “Реквием” Моцарта. "Реквием" завершился неожиданной удачей: в антракте милая старушка-билетёрша предложила освобождённое место в 13 ряду. Кто откажется от такого королевского подарка? Но меня ожидал очередной сюрприз в лице очаровательного юного создания с красивой головкой и с ещё более выразительными глазами. Она была с бабушкой (интуиция не обманула меня). Я невольно стал свидетелем её переживаний во время исполнения моцартовского творения. В какой-то момент решил для себя не упустить возможности познакомиться, но как это осуществить тактично, ещё не продумал. Спасла ситуацию сама моя милая соседка, попросив у меня программку концерта. Остальные ритуалы знакомства были уже делом техники.

 

При расставании я был приглашён за оказанную мелкую услугу на улицу Зодчего Росси 2. Для всех поклонников хореографии эти координаты известны: приют воспитанников блестящей в прошлом балерины, а в тот момент одного из лучших педагогов – Агриппины Вагановой. Вот здесь наконец-то прослеживается преемственность традиций гардемаринов морского кадетского корпуса – обязательное знакомство с представительницей богини Терпсихоры! Приглашение принял с благодарностью. Моё имя в тот момент не интересовало её, сама же она представилась – Ольга.

 

Неделя пробежала в ожидании увольнения в город. Перед входом в здание хореографического училища меня окликнул юноша с просьбой провести его внутрь здания, так как проход посторонним был строго воспрещён. Я заранее позвонил Виталию Поклитарю – старшему молдавской группы обучавшихся в училище, с которыми всё время поддерживал связь и дружбу. Он и провёл нас, не вызывая подозрений у бдительного стража. Внимательно рассмотрев юношу, я нашёл его привлекательным и со вкусом одетым. Он назвался Виктором и объяснил, что заканчивает скоро школу-десятилетку при консерватории, где в дальнейшем ему и предстоит оттачивать своё фортепианное мастерство. В ожидании Ольги Виктор, не теряя времени, открыл крышку рояля в репетиционном зале, и с первых аккордов его пристрастие к джазу стало очевидным. Он предупредил меня, что лучшего исполнителя "My melancholy baby" в Ленинграде нет и в ближайшее время не предвидится, а его любимец пианист Джордж Ширинг с рождения без зрения, но это ему не мешает в личной жизни.


 С Виктором в будущем происходили незапланированные встречи: то на балетных спектаклях или во время популярных в то время ночных вечерах в школах, то просто на Невском, где он сопровождал популярного (после фельетона в "Смене") "стилягу" Юру (сына композитора Ивана Дзержинского – автора оперы "Тихий Дон"). Почему-то в дальнейшем Юра взял фамилию мамы – Надсон и в полковничьих погонах управлял ленинградской Милицией.


Виктор Лебедев

в эпизоде фильма"Небесные ласточки"

с его музыкой.


Уже будучи офицером, приехав в Таллинн на отдых, я встретил Виктора в кафе "Москва" в обществе популярных дикторов ТВ – Саши Михайлова и Лёни Бродского. Виктор поведал о своих неприятностях: оказался нежелательным студентом профессора Браудо и перевёлся в таллиннскую консерваторию, где заслужил красный диплом. После этого "Ленфильм", как видно, навечно "зафрахтовал" его, как ведущего композитора, иногда отпуская и в другие города и страны.

 

 

В его активе 110 фильмов. Благодаря талантливой девушке Наташе Шарымовой, моей подруги по ФБуку, я узнал, что Ося Бродский был пионервожатым у нашего Виктора, который вскоре взял в жёны подругу Наташи – Нину Билибину.

Но то, первое посещение со мной Вагановских владений оказало непосредственное влияние на выбор будущих подруг Виктора Лебедева – это в основном были работники балетного цеха.

 

Виктор Лебедев -

профессор и автор музыки к 110 фильмам.

 

   


Мой небольшой экскурс закончился к долгожданному приходу Ольги, которая усадила нас в зале, предупредив чтобы соблюдали тишину: ожидался прогон предстоящего в Париже выступления балетной труппы. Забегая вперёд, скажу, что, к большому огорчению, в связи с поражением армии Франции под Бьен Ден Фу от вьетнамцев Де Голль не пожелал видеть представителей советских помощников в этой победе и отменил гастроли.

 

Но самое неожиданное произошло, когда стрелка часов приближалась к 22 часам. Необходимо объяснить, что всё происходило в среду, когда увольнение разрешалось до 22-30!   На принятие решения у меня были считанные секунды. Зал так устроен, что в него попасть, так же как и выйти, можно только через сцену, где в это время "лебеди" исполняли свои вариации. С палашом в одной руке и шапкой в другой, вскочив на сцену, я разогнал своим продвижением по диагонали всех, кто там находился. Балерины, "не допев свою песню", ещё долго вспоминали этого морского "кавалериста" с саблей и в тельняшке. Ольга "сгорела" от стыда за приглашённого.

 

Я потом объяснял трагичность моего положения и всю его безысходность. Меня простили после 18 января, когда я поздравил Ольгу с днём рождения, который пригласили отметить на Кирочной 24 с родными и с той бабушкой, которая не возражала, чтобы рядом с внучкой находился морской офицер. Это напоминало бы старые добрые времена.

 

Сольная партия в "Гаянэ" украсила её выпускной спектакль. Моим любимым стал прокофьевский балет "Ромео и Джульетта". Его я мог смотреть бесконечно, как и "Панадерос" - этот зажигательный испанский танец из балета Глазунова “Раймонда”, любимый не только ею.

 

Во время стажировки на Севере я затаив дыхание смотрел каверинский роман на экране с ощущением какой-то своей утраты, наверное, безнадежной юношеской любви. Ольга прекрасно сыграла Катю Татаринову в фильме «Два капитана».

 

Ольга в любимом испанском танце "Панадерос"

из балета Глазунова “Раймонда”.


 

Девочка в Филармонии, которую звали Ольга, разделила со мной восторг, вызванный мелодиями моцартовского "Реквиема". В будущем она станет ведущей солисткой Мариинки. Дом на Кирочной, где она жила с родителями, всегда был полон музыкой. Её бабушка мечтала о том времени, когда в дом войдёт офицер в морской форме, пускай сейчас пока гардемарин, и уведёт в семейное плавание любимую внучку. Моряк действительно вошёл, чтобы потом удалиться по-английски.

 

Меня очень обрадовало её появление в роли Кати в "Двух капитанах". Мичманами мы тогда проходили стажировку на подводных лодках в морозном Полярном.

  

Слышал, что актёр Алексей Баталов не задержался надолго возле избранной  секретарём партбюро Кировского-Мариинки Ольги Заботкиной. Меня она огорчила только своей партийной карьерой, а вот чем жениха всего лишь с недельным стажем – могу только догадываться. Балет всегда жил по своим, только ему свойственным отклонениям.


Ольга в фильме "Два капитана"

 

Как-то в Риге, в новом клубе железнодорожников проходил концерт юмористов. Наши друзья – Пасманы, Фриды, Шацкие и Долгицеры – ещё только планировали отъезд в далёкие страны, и у нас всегда находился повод повеселиться и покаламбурить на устраиваемых поочерёдно вечеринках. Мы с удовольствием воспринимали шутки. Одна шутка, запущенная моим другом Борисом Фридом, витала в воздухе. И хорошо, что она не опустилась на нашу грешную землю. Вся "хохма" состояла в том, чтобы погрузиться в подводную списанную лодку и "отдать концы", взяв курс пока в Атлантический океан. Уже распределили корабельные роли. Учитывая мои заслуги, предложили место на капитанском мостике. Хотя такое место по штатному расписанию на подводной лодке отсутствует.

 

Во время концерта заметил впереди себя даму с характерной причёской, которую в молодости носила моя супруга. Эта причёска и овал лица напомнили  мне ту Ольгу из далёкого прошлого. В антракте меня по  уважительной причине отпустили на разведку. Да, это оказалась Ольга. Она стояла в одиночестве, ожидая, но, конечно, не меня. Мы оба опешили от внезапно нахлынувших воспоминаний далёких и уже ушедших от нас годов. Редко меня балуют приятными словами, в жизни довольствуюсь их отсутствием, а тут в свой адрес услышал комплимент, от которого температура тела мгновенно стала повышаться. В это время меня спас её супруг – юморист Александр Иванов. Нас представили друг другу. К моему удивлению, моё имя не вызвало у него любопытства. Как будто он знал меня ранее. Оказывается, моё имя стало в семье нарицательным: когда необходимо было брать пример в чём-то, упоминалось почему-то моё имя с обязательным стандартным добавлением – вот Ефим бы этого себе не позволил и т.д. Вполне возможно, имелся в виду другой Ефим, не могу сказать, ибо уже не оставалось времени на выяснения обстоятельств.

 Ольга с супругом -

Александром Ивановым

    


Ольга Заботкина скончалась 21 декабря 2001 года. Последние годы очень болела. Не хотела, чтобы её видели в таком состоянии. Просила похоронить её в Санкт - Петербурге.     

 

 

 Эту зарисовку посвящаю светлой памяти прекрасной воспитанницы Вагановской школы – Ольги Заботкиной.

 

  

Мой давний друг и единомышленник Сабирджан Курмаев – один из немногих представителей древнего татарского народа, который взял к себе подругой по жизни представительницу не менее древнего народа, евреев, с прекрасным именем Клара. Так вот он в одном лице – профессиональный фотограф и переводчик с английского литературных и технических текстов; большой не только любитель, но и знаток джаза всех периодов его взросления (не перечисляю имена всех "гигантов", с которыми он лично общался при их жизни) и просто эстет, ценитель всего изящного. Он прислал мне фото, которые принадлежат американцу Амосу Чэппл, сделанные в Северной столице.

 

Завтра у нас с Сабирджаном общий праздник, несмотря на его пребывание в не самом плохом месте на европейском материке – городе Юрмала. Он своё гражданство США оправдал честной работой и аккуратным отчислением налогов в копилку государства. В День Благодарения ему низкий поклон за всё доброе, что оставило след в моей жизни. И эту зарисовку по мотивам тех присланных фото я  посвящаю ему. Это не сказка. Это – быль.

 

Фантастические снимки Питера (так мы всегда называли этот город, который тогда был Ленинградом)... Нахлынули воспоминания первого знакомства с этим городом-музеем. Открыл для себя новые таинственные имена: Росси, Растрелли, Кваренги, Захаров и Воронихин. Почему-то одновременно с науками я постигал таинства архитектуры. Это оказался удивительный мир. На слуху были их имена, как хорошая поэзия они звучали. Всё свободное время я приближал к себе этот изумительный и где-то таинственный для меня город с трудной судьбой. Особую любовь и любопытство я проявил к зодчему Карло ди Джованни Росси и его творению под номером два. Там простиралось царство Великой Агриппины Вагановой. Её знаменитые выпуски 1951-1953 годов в будущем стали украшением лучших мировых сцен.

 

По старой традиции царского флота, морской офицер, ещё будучи гардемарином, был вхож в это закрытое от мира престижное заведение. Я решил поддержать именно эту понравившуюся мне увлекательную традицию. Одновременно я мечтал и ловил попутный ветер в свои паруса, находясь постоянно в поисках романтики. Находя – купался в ней. Этому способствовала и морская практика на самом большом барке в мире – "Крузенштерн", где мы осваивали азы лазания по вантам и выполнения команды "Палубу скатить и пролопатить!". Я тогда и не предполагал, что через многие годы, после своей подводной "Одиссеи", попав в другой океан – кинолюбви, – этот парусник поможет режиссёру Ольгерту Дункерсу бесплатно осуществить финал фильма "Виктории".

 

Кнут Хамсун остался бы доволен моим послужным списком и оставшимися связями с Флотом. Ведь не так просто было завернуть барк, который шёл в Плимут на гонки в честь королевы Елизаветы. Но в те "героические" времена на моём личном горизонте появилась Фея...


Ужасная привычка запоминать даты – это последствия старения. 18 января 1951 года запомнил и не только потому, что в Филармонии с "открытым ртом" слушал "Реквием" Моцарта, но и до того момента, пока не обратил внимание на очаровательное создание, сидящее рядом. " ...Только раз бывает в жизни встреча..!" Больше рядом со мной случай уже не заигрывал и не выдавал такие сюрпризы. Рот я уже потом держал закрытым, но моя рука почему-то во время исполнения 7-ой части («Lacrimosa") коснулась её. Наверное, инстинктивно. Но она не нарушила гармонию этого обоюдного сопереживания. Трагические минуты, исполненные с хором капеллы, эти молитвы охватили весь зал восторгом и признательностью.

 

Такое неслучайное место сидения дало повод к романтическому знакомству гардемарина с девочкой, носившей чулочки в "резинку" и красивое имя Ольга. Уже позже, когда семейные секреты мне могли доверять, я узнал, что билет на "Реквием" получен был в подарок ко дню рождения, поэтому и в моей памяти эта дата заняла своё место.

   

В 1955 году, когда уже мичманом я проходил стажировку на подводной лодке в Полярном, в первом торпедном отсеке, единственном месте для просмотра кинофильмов, показывали "Два капитана". Ольга играла Катю Татаринову. То невольное касание руки продолжилось в тесном герметичном и замкнутом от всего мира пространстве. Может быть, и в этом миге была счастливая судьба.

 

В нашей памяти всегда сохранится её милый образ.


И уже в какой раз пошёл спасительный для меня снег, как когда-то в горах "Легенды о Нараяне". 

 





<< Назад | Прочтено: 197 | Автор: Кнафельман Е. |



Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы