RC

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

Нелли Эпельман-Стеркис

МАРИЯ ИВАНОВНА

(Рассказы-Крошки) 

Мария Ивановна выглядела глубокой старухой. Хотя ей исполнилось уже восемьдесят пять, она сохранила ясный разум и казалась мудрой. Но себя таковой не считала. Просто ей нравилось беседовать и наставлять молодых. Жизнь протекала неторопливо.

 

Иногда она посещала церковь и, казалось, молилась. Ходила не потому, что верила в Бога, и даже не по привычке. Просто в церкви вспоминалось детство и то, приятное, из детства, таинство и трепет. До революции церкви выглядели роскошными и величавыми. Теперь, в семидесятых — уже не то. Мария Ивановна помнила ту страстную пятницу перед Пасхой, когда выходила из церкви. Свеча дрожала в руках, как вдруг кто-то схватил её за плечо. Тогда Мария Ивановна была ещё девочка, а та — слепая старуха. Она страстно шептала: «Бог — это совесть. В Бога надо верить. Веруя, можно всё сделать!»


Мария Ивановна обходилась скудной пенсией. Ходила по утрам в магазин или на базар. Стряпала еду. Её глаза стали крохотными и блеклыми, а кожа на лице и руках — темной и выразительной. Она не могла читать, и никакие очки уже не помогали. Только слушала радио. А по вечерам гуляла. С бабками не общалась, поэтому ходила одна, мелкими шажками, тихо, но прямой и несгорбленной. Мария Ивановна куталась в большую клетчатую шаль, в которой так уютно и тепло. Дружила только с одной еврейской семьей, где проживали здоровые дети и больной муж, которому давала медицинские советы и толковала на житейские и отвлеченные темы. В семье ее уважали за крепкую старость, и ей это нравилось.


Мария Ивановна жила вдовой с двадцати семи лет. Она и Андрей женились, но детей не успели родить. Неожиданно Андрей умер, подхватив испанку в госпитале, где Мария Ивановна ухаживала за больными сестрой милосердия. Даже спустя много лет, когда вспоминает о муже, дрожит голос и увлажняются сморщенные глаза. После смерти Андрея она поселила квартирантку. Анна осталась старой девой. Одиночество сделало её противной и сварливой, но Мария Ивановна жалела и не прогоняла её. Они прожили вместе целую вечность. В старости Анна стала глохнуть и любить детей. Она играла с ними, и детям это нравилось. Вскорости Анна умерла, и Мария Ивановна похоронила её на Пушкинском кладбище.


У неё приютились племянница с мужем, которые непрестанно грызлись. Как-то муж получил письмо от женщины, после чего племянница собрала все мужнины вещи и подарки, которые подарили его родственники, и выгнала. Перед уходом он зашел попрощаться с Марией Ивановной. Уходил по старому двору. В одной руке он тащил обшарпанный чемодан, а в другой – какую-то стеклянную штуку. Соседи глядели ему вслед из окон. Он швырнул хрустальную ладью, она разбилась с малиновым звоном, и он побежал.

 

Вскоре Мария Ивановна умерла. Племянница похоронила её на Пушкинском кладбище рядом с Анной и заняла её дряхлую каморку без удобств и скрипучей дощатой лестницей.


А спустя некоторое время Пушкинское кладбище закрыли, могилы разровняли, а на их месте разбили парк «Молодежный». Построили спортивный зал и открыли кафе, которое в народе прозвали «На могилках». И только кладбищенскую церковь оставили, и службы в них проходят по-прежнему.

 Конец 90-х, 22 сентября 2016 г

 





<< Назад | Прочтено: 125 | Автор: Эпельман-Стеркис Н. |



Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы